Жилые дома XVII в. Украинцева, Трубинских, Сверчкова, Голицына, Волкова, Троекурова, Салтыковых. Кельи XVII в. - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Жилые дома XVII в. Украинцева, Трубинских, Сверчкова, Голицына, Волкова, Троекурова, Салтыковых. Кельи XVII в.

Архитктура России, Украины и Белоруссии XIV-первая половина XIX вв. > Архитектура России > Архитектура второй четверти — конца XVII в.
1 — Москва. Палаты Украинцева; 2 — Псков. Дом Трубинских, вид со двора; 3 — Москва. Дом Сверчкова
1 — Москва. Палаты Украинцева; 2 — Псков. Дом Трубинских, вид со двора; 3 — Москва. Дом Сверчкова
    Большие дома получались из двух поставленных под прямым углом трехчастных домов. Ранние постройки такого рода были расширением более старых зданий. Примерами таких одновременно строившихся жилых домов конца XVII в. могут быть московский дом дьяка Посольского приказа Украинцева, где ведущее к внутреннему углу крыльцо связано с сенями как правой трехчастной, так и левой «крестовой» половины, и дома Трубинских и Ямских в Пскове.
    Первый из них состоит из покоев хозяина, которые выходят торцом на улицу и имеют деревянный верхний этаж, и находящихся в глубине двора меньших покоев хозяйки.
    Наружные крыльца заменены здесь внутренними лестницами, входы которых обработаны более богато: вход в женскую половину имеет трехчетвертные столбики, валик входной арки, нишу для иконы над ней и треугольную бровку над окном, освещающим лестницу и сени.
    Устои арок входа и верхней площадки лестницы другой половины обработаны каннелюрами, и эти скромные детали очень изящны на фоне гладких стен.
    В доме Ямских угловое помещение является общим для двух трехчастных половин, как и лестница, по расположению и характеру близкая к лестнице мужской половины дома Трубинских, но здесь имеющая выходы в каждую половину дома.
    Обработка входов, как и существовавший тогда деревянный верхний этаж с балконом-гульбищем, видна на чертежах дома, выполненных И. Годовиковым до 1855 г.
    Превращение наружного крыльца во внутреннюю лестницу характерно и для меньших домов. В московском доме Сверчкова она связана с внутренним въездом, открывающимся на фасад широкой аркой. В доме Канунникова в Гороховце главная лестница располагалась внутри, позади сеней. Здесь из традиционной трехчастной композиции рождается обычный для русской архитектуры XVIII в. тип дома, который предвосхищает архитектура дома Канунникова с симметричным фасадом и выдвинутым вперед средним ризалитом, что можно видеть в московском доме на Басманной, похожим по плану на левую половину дома Сверчкова.
    Трехчастная ячейка с сенями была положена в основу планировки монастырских келий — единственного вида секционных жилых зданий в русской архитектуре XVII в. Кельи Успенского монастыря в Александрове (1670—1680-е гг.) состоят из ряда ячеек, в состав каждой из которых входило по две кельи с жилыми кухнями и передними и задними сенями. В кельях Солотчинского монастыря близ Рязани (конец XVII в.) сени разделены стенкой на две части, и каждая из келий имеет свой вход. При наличии подклета к каждым сеням примыкало крыльцо. Кельи Крестного монастыря на Кий-Острове, пристроенные в 1690-х гг. к более ранним покоям патриарха Никона, стоят на высоком подклете, служившем для хозяйственных целей, и имеют в жилом этаже пять помещений, разделенных коридором, связанным с внутренними лестницами и проходом к уборной. Простота нерасчлененных фасадов этого здания объясняется тем, что оно построено из местного почти необработанного камня. Для фасадов других келий характерно многократное повторение одинаковых групп окон и дверей и разделяющих их лопаток.
Кельи XVII в
Кельи XVII в. 1 — Кий-Остров, Крестный монастырь; 2 —Александров, Успенский монастырь
    На фасадах обычных жилых домов вертикальные и горизонтальные членения отвечали поперечным стенам и междуэтажным перекрытиям, а главным украшением были крыльца, всегда несимметричные, и оконные наличники. Окна подклетов часто обрамлялись только прямоугольной впадиной для ставней или профилированной прямоугольной рамкой, иногда с фронтончиком. Окна жилых этажей имели треугольные, разорванные, килевидные и многолопастные фронтончики, поддерживаемые полуколонками на кронштейнах. Выполнение таких западного происхождения наличников из профильного кирпича и терракоты придавало им особое своеобразие. В конце столетия полуколонки превратились в колонны с резными базами и капителями, раскрепованным антаблементом и сложным разорванным фронтоном.
    О сближении русской жилой архитектуры XVII в. с западной говорит трактовка венчающего карниза как трехчастного антаблемента, выполняющегося, правда, в кирпиче, с малым выносом и большей высотой. Об этом же говорит и замена лопаток полуколоннами, одиночными или парными, хотя русские зодчие редко решались ставить их во всех простенках.
Москва. 1 — палаты В. В. Голицына, около 1689 г.; 2 — палаты Волкова, конец XVII в.
Москва. 1 — палаты В. В. Голицына, около 1689 г.; 2 — палаты Волкова, конец XVII в.
    Планировка русских жилых зданий XVII в. обнаруживала меньше точек соприкосновения с западными и продолжала в основном следовать старой, трехчастной схеме. Русские боярские палаты конца XVII в. сильно отличались от дворцов западной аристократии того времени. Московские палаты Волкова (Юсупова) имели трехчастную композицию, где по одну сторону от наружной лестницы и сеней находился большой квадратный в плане, покрытый сомкнутым сводом зал, а с другой стороны — жилые помещения с лоджией-аркадой внизу.
    Построенные незадолго до 1689 г. палаты В.В. Голицына в Москве, насчитывавшие в своих трех этажах 53 помещения, также имели трехчастную схему плана, но в каждой части было два или три ряда помещений. Средняя часть с входной дверью внизу была выдвинута вперед и обработана богаче боковых, но левая часть была больше правой, имела в нижнем этаже проезд, а к правой примыкал переход, связывавший палаты с церковью. Такой же двойственностью отмечена и обработка фасадов палат: в нижнем этаже — в формах третьей четверти XVII в., во втором — типичная для конца XVII в., причем в средней части колонки были в каждом простенке. Каменный третий этаж был разобран в XVIII в., но из описи 1689 г. видно, что там среди других помещений были гульбища и столовая с 46 окнами и четырехгранным шатром со слухами, освещавшим помещение через расписное стекло отверстий в деревянном потолке.
    Московские палаты Троекурова в Охотном ряду, рядом с палатами Голицына, имели внутреннюю главную лестницу на стыке двух частей, образующих в плане подобие «глаголя». Они включали и более ранние постройки, почему обработка фасадов первых двух этажей несколько архаична, тогда как пышные белокаменные наличники окон в верхнем этаже типичны для конца XVII столетия. Из каменных усадебных боярских домов не сохранилось ни одного, но рисунки А. Мартынова (1830-е гг.) и опись 1759 г. дают представление о доме Салтыкова в подмосковной усадьбе Софрино. Это было одноэтажное на подклете здание, связанное переходом с церковью 1691 г. и имевшее в жилом этаже пять комнат, включая двухсветную с верхними восьмиугольными окнами столовую, трое сеней и переходы.
Москва. Палаты Троекурова
Москва. Палаты Троекурова
Софрино. Палаты Салтыковых, конец XVII в.
Софрино. Палаты Салтыковых, конец XVII в.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню