Углич, Княжеский дворец. Трапезные палаты монастырей. Московский Кремль, Посольская палата - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Углич, Княжеский дворец. Трапезные палаты монастырей. Московский Кремль, Посольская палата

Архитктура России, Украины и Белоруссии XIV-первая половина XIX вв. > Архитектура России > Архитектура второй половины XV — начала XVII в.
    С конца XV в. Москва начинает постепенно занимать ведущее место.во всех областях архитектурно-строительной деятельности на обширной территории Русского государства. Укрепления Московского Кремля, новые культовые и гражданские сооружения кремлевского комплекса становятся в дальнейшем образцом для аналогичных построек за пределами столицы, где местные зодчие более прочно держались старых традиций в архитектурно-строительной деятельности.
    Архитектурный комплекс сооружений княжеских палат в Угличе, построенный местным удельным князем Андреем Большим в конце XV в., во многом напоминает московский дворцовый комплекс, отличаясь от него только более скромным масштабом своих построек. Он также состоял из отдельных помещений, в основном деревянных срубов, поставленных на общем каменном подклете вдоль высокого берега Волги внутри углицкого кремля. Княжеские палаты окружали с трех сторон центральную — соборную площадь кремля, замыкаясь с одной стороны придворной церковью — Спасским собором (1485), а с другой — трехэтажным кирпичным зданием приемной палаты (1492).
Углич. Княжеский дворец (около 1492 г.)
Углич. Княжеский дворец (около 1492 г.)
Углич. Княжеский дворец (около 1492 г.)
Углич. Княжеский дворец (около 1492 г.)
    Основной конструктивной системой перекрытия древнерусских одностолпных палат была система четырех перекрещивающихся цилиндрических сводов, образующих четыре крестовых свода. Так перекрыта Грановитая палата — самый большой одностолпный зал в русской архитектуре. Такая конструктивная система перекрытия давала возможность сосредоточить распорные усилия в нескольких опорных точках: в центральном столпе, углах здания и в середине стены против центрального столпа. Своды обычно выкладывались толщиной в один кирпич, из того же кирпича, что и стены здания, хотя иногда для кладки сводов применялся кирпич меньшего размера. В кирпичные своды включалась и белокаменная кладка — в местах, испытывающих максимальное напряжение, как, например, в опорных пятах сводов.
    Помещения одностолпных палат, перекрытых такой системой сводов, даже в наиболее ранних постройках отличались крупными размерами. Так, площадь трапезной палаты Симонова монастыря (1485) — около 150 м2, трапезная Андроникова монастыря (1504—1506) превышает 200 м2, Пафнутьева-Боровского монастыря (1511) — 250 м2, Соловецкого (1552—1557) — около 450 м2. Обширный одностолпный зал площадью около 450 м2 был выстроен в это же время в монастыре Иосифа Волоцкого — вождя и идеолога воинствующей церкви, автора нового монастырского «общежительного устава». Согласно этому уставу, официально принятому в начале XVI в., вводился общий стол-трапеза для всех живущих в монастыре монахов взамен существовавшего ранее самостоятельного индивидуального келейного питания, что вызвало почти повсеместное возведение в монастырях обширных трапезных помещений.
Трапезные палаты
Трапезные палаты: Андроникова монастыря в Москве, 1504—1506 гг.; Пафнутьева-Боровского монастыря, 1511 г.; Макарьевского монастыря в Калязине, 1525—1530 гг.
    Здание монастырской трапезной обычно было двухэтажным с залом-столовой на втором этаже. Кроме главного зала вверху находилось также два небольших помещения, служивших для хранения и раздачи готовой пищи и хлеба (хлебодарня). Внизу располагались помещения для приготовления пищи и кладовые. Обширный верхний зал имел воздушное отопление: нагретый воздух снизу подавался в верхний зал через специально устроенные каналы в междуэтажном перекрытии и центральном столпе.
    Первоначально трапезные палаты являлись чисто гражданскими зданиями и не имели внутри каких-либо церковных помещений. Наиболее ранняя каменная трапезная Троице-Сергиева монастыря (1469) была выстроена первоначально без церкви, которая «была прикладена к ней» только в 1621 г. Старая трапезная палата Симонова монастыря (1485 г.) также не имела помещения церковного назначения, а в трапезной Макарьева монастыря в Калязине (1525—1530) только позднее помещение «хлебодарни» перестраивается под церковь. С усилением церковной реакции во второй половине XVI в. новые трапезные палаты, как правило, возводятся с церковным помещением, примыкающим к главному залу, часто без алтарных апсид.
Москва. Старая трапезная палата Симонова монастыря, 1485 г. (реконструкция)
Москва. Старая трапезная палата Симонова монастыря, 1485 г. (реконструкция)
Москва. Старая трапезная палата Симонова монастыря, 1485 г. (реконструкция)
Москва. Старая трапезная палата Симонова монастыря, 1485 г. (реконструкция)
    Как интерьеры, так и фасады трапезных палат XVI в. отличаются простотой и лаконизмом архитектурных деталей. Гладкая поверхность стены, иногда расчлененная лопатками, служит фоном для скромных обрамлений оконных проемов, имеет обычно междуэтажное членение в виде профилированной тяги и декоративного кирпичного пояса. В здании трапезной Пафнутьева-Боровского монастыря фасад завершается декоративным фризом из «бегунцов», в московском Андроникове монастыре — нарядным карнизом и поясом из красных изразцовых плиток. Трапезная палата являлась одним из главных сооружений монастырского комплекса и располагалась на центральной площади монастыря, поблизости от собора.
Московский Кремль. Посольская палата (по рисунку Пальмквиста)
Московский Кремль. Посольская палата (по рисунку Пальмквиста)
    За исключением трапезных палат, почти не сохранилось других памятников гражданской архитектуры XV—XVI вв. Не сохранились до нашего времени построенные в Москве в 1595—1596 гг. Каменные ряды (Гостиный двор) в Китай-городе и Посольская палата в Кремле (1562). О здании Посольской палаты можно иметь некоторое представление только по рисункам Пальмквиста, сделанным в 1674 г. В конце XVI в. к Посольской палате было пристроено большое с П-образным планом здание Посольского приказа, которое нам известно также только по схематическим рисункам XVII в.
    К концу XVI в., вероятно, относится также строительство московского Посольского двора на Ильинке (впервые упоминается в 1601 г.), который известен по рисунку Мейерберга (1662) и описаниям иностранных послов, резиденцией которых он являлся. Посольский двор представлял комплекс, состоявший из нескольких отдельных зданий, объединенных крытыми переходами и галереями. Главное здание было двухэтажным с деревянным «чердаком» наверху и стояло среди обширного двора, окруженного многочисленными деревянными хозяйственными постройками: кухнями, конюшнями, каретными сараями и т.д. Жилые комнаты для послов находились на втором этаже, куда вели со двора две симметрично поставленные крытые лестницы с нарядными шатровыми крыльцами.
    Есть основания предполагать, что к гражданским постройкам XVI в. относятся некоторые каменные палаты в Москве, частично сохранившиеся до нашего времени, а также нижние этажи настоятельского корпуса в Борисоглебском монастыре, казенной палаты в Кирилловом-Белозерском монастыре, здание Больничной палаты в том же монастыре.
Москва. Палаты XVI в
Москва. Палаты XVI в. 1 — (ул. Карла Маркса, д. 15); 2 — палаты М. Д. Волконского (ул. Волхонка, д. 8) (исследования Г. В. Алферовой)
    Почти все эти сооружения позднее неоднократно перестраивались и надстраивались, вследствие чего довольно трудно судить об их первоначальном архитектурном облике.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню