Каменные церкви XVII в. Москва Троицы в Никитниках, Рождества в Путинках; Великий Устюг Вознесенская - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Каменные церкви XVII в. Москва Троицы в Никитниках, Рождества в Путинках; Великий Устюг Вознесенская

Архитктура России, Украины и Белоруссии XIV-первая половина XIX вв. > Архитектура России > Архитектура второй четверти — конца XVII в.
    Господствующее место в русской каменной культовой архитектуре XVII в. в связи с ростом городов и усилением в общественной жизни значения посадских людей занял тип бесстолпной приходской церкви, который не только развивался быстрее других, но и стал количественно преобладающим.
    Тип церкви, построенной на «сборные деньги» прихожан и достаточно поместительной, вырабатывался самостоятельно в Пскове и Москве еще в конце XV—XVI вв. В Москве это был небольшой храм без внутренних столбов, псковичи расширяли свои церкви пристройками, о чем было сказано выше.
    Московские архитекторы XVII в. увеличивали размеры храмового помещения, пристраивая обширные трапезные с приделами в восточных углах, не уступавшие по площади главному храму, или устраивали нижнюю церковь в подцерковье. На смену сложным крещатым сводам из гражданских построек был заимствован сомкнутый. Было улучшено освещение храмов. Сложная композиция здания, состоявшего из нескольких частей, позволяла вести строительство храмов постепенно по мере накопления средств у прихожан.
    Упрощению кладки свода способствовало не только расположение окон ниже его пят; часто план храма был вытянут по линии север — юг, что уменьшало пролет свода. Приделы также имели обычно сомкнутые своды, а трапезные, одно- или двухстолпные, покрывались крестовыми, цилиндрическими и сомкнутыми сводами. Бесстолпные трапезные перекрывались цилиндрическим сводом, иногда с лотком с западной стороны. Малая высота трапезных заставляла делать распалубки над проемами, как в жилых помещениях. Для лучшего освещения храмов их окна размещались в два яруса — верхний под пятами сомкнутого свода, нижний на одном уровне с окнами трапезной. Окна делались более низкими и широкими, как в жилых помещениях.
    Живописная композиция этих храмов была обусловлена сочетанием разных по высоте и очертаниям объемов главного храма, апсид, трапезной, Приделов и колокольни. Внутри один за другим следовали различные по размерам, освещению и убранству притвор, обширная трапезная с низко расположенными окнами и высокий двухсветный главный храм со световой главой. Весь интерьер производил впечатление не строгого величия, как в более ранних храмах, но богатства и живописности. Такое изменение облика храмов было следствием как новых утилитарных задач и экономических возможностей, так и новых художественных веяний.
    Храмы XVII в. увенчивались пятью главами, четыре из которых, а иногда и все пять были декоративными, или двумя-тремя декоративными шатрами. Главы приделов и шатры крылец и колоколен делали силуэт здания еще более живописным. В целях художественной выразительности русские архитекторы XVII в. превращали конструктивные формы ранних построек в чисто декоративные. Обычные для XVII в. кокошники — декоративные подобия прежних закомар — уже свободно размещались на поверхности сомкнутого свода ярусами, вперебежку, группами в основаниях барабанов, перегибаясь на углах, украшая аттиковые части стен. Членящие фасады лопатки или пучки полуколонн, в соборных храмах отвечавшие столбам, междуэтажные пояски, заимствованные из жилой архитектуры, в бесстолпных храмах с их единым внутренним пространством были также чисто декоративными.
    Оконные наличники, пропорции и размещение окон в русских храмах XVII в. перешли сюда из жилой архитектуры. В них сочетались впадины для ставней и профилировка откосов с сандриками из двух колонок (трактовка и пропорции которых соответствуют их декоративному характеру) и антаблемента с фронтоном. Столбики и арки перспективных порталов в XVII в. превращались в сложные жгуты из профильного кирпича и терракоты. В храмах XVII в. встречаются также порталы типа порталов московского Архангельского собора с боковыми откосами и колоннами. Но они стали приземистее, и их граненые колонки с поясками и профили антаблементов были далеки от классических прообразов.
    Наряду со сложной профилировкой деталей, выполненных в кирпиче и терракоте, зодчие XVII в. применяли цветную покраску, часто применялась побелка или многоцветная раскраска кирпичных рельефных деталей при побелке стен или раскраске их «под кирпич». Большую роль играл цвет кровельного материала — луженого железа и золоченой меди, поливной желтой и зеленой черепицы и серебристо-серого теса и лемеха. Золоченые кресты сложной формы и наружные фрески дополняли живописный облик русского каменного храма XVII в.
    В сюжетах фресок XVII в. и в их трактовке сказалось усиление светского начала в русском искусстве: библейские и житийные сцены превращаются в жанровые картины со множеством действующих лиц и сложным пейзажным и архитектурным фоном. Увеличение числа и уменьшение размеров изображений и усложнение композиции привело к тому, что росписи уже не подчинялись осям внутреннего пространства, как раньше, но расстилались по стенам и сводам многоцветным узорным ковром. Относительная плоскостность изображений объединяла их в одно целое с архитектурой. Лишь размещение икон в иконостасах и композиционная трактовка отдельных фигур на иконах подчинялись продольной оси храма. В иконостасах применялись вертикальные колонки, разделявшие отдельные иконы, а тябла превратились в раскрепованные антаблементы. Стволы колонок украшались резьбой в виде вьющейся виноградной лозы, резные украшения появились и во фризах, а царские врата украшались мелкой сквозной золоченой резьбой на цветном — красном, темно-зеленом, темно-синем или черном — фоне.
    Храмы первой половины и середины XVII в. были асимметричными и живописными, подобно пятиглавым с двумя приделами и колокольней в северо-западном углу церквам Троицы в Никитниках в Москве, 1628—1653 гг. Вознесения в Великом Устюге, 1648 г. и трехшатровой с шатровым приделом и колокольней московской церкви Рождества Богородицы в Путинках 1649—1652 гг. Свободной композиции храмов отвечала и свобода размещения убранства на их фасадах, где не только вертикальные и горизонтальные членения не связаны с интерьером, но, например, киот на южном фасаде здания церкви Троицы перерезает колонки, верхи наличников придела церкви в Путинках, входят в венчающий его карниз, а ритм колонок не совпадает с ритмом кокошников.
    В дальнейшем такая непринужденность уступает место воспитанному в течение предшествующего времени чувству архитектурной логики — горизонтальные пояски сохраняются лишь в двухэтажных зданиях, а вертикальные членения — в местах сопряжений стен и иногда на глухих стенах восточных фасадов над апсидами (московская церковь Николы на Берсеневке, 1656, входившая в состав городской усадьбы дьяка Аверкия Кириллова).
Москва. Церковь Рождества в Путинках, 1649— 1652 гг.
Москва. Церковь Рождества в Путинках, 1649— 1652 гг.
Москва. 1 — церковь Троицы в Никитниках, 1628—1653 гг.
Москва. 1 — церковь Троицы в Никитниках, 1628—1653 гг.
Великий Устюг. 1 — Вознесенская церковь, 1648 г. Вид с юга. Москва. 2 — церковь Николы в Хамовниках, 1679 — 1680 гг.
Великий Устюг. 1 — Вознесенская церковь, 1648 г. Вид с юга. Москва. 2 — церковь Николы в Хамовниках, 1679 — 1680 гг.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню