Церкви Николы в Хамовниках, с. Тайнинское близ Москвы, Горький Успенская, Киржач Спасская - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Церкви Николы в Хамовниках, с. Тайнинское близ Москвы, Горький Успенская, Киржач Спасская

Архитктура России, Украины и Белоруссии XIV-первая половина XIX вв. > Архитектура России > Архитектура второй четверти — конца XVII в.
    Приходские церкви с трапезными были сначала асимметричными из-за одного придела (московская Путинковская церковь, церкви Рождества Богородицы в Каргополе, 1653, и подмосковного с. Комягина, 1678—1679). Позже церкви стали симметричными или почти симметричными с двумя приделами и колокольней над западным входом. Примерами таких вполне сложившихся образцов русского каменного приходского храма XVII в. могут быть московская церковь Николы в Хамовниках, 1679—1680 гг., церковь с. Верхние Матигоры, Архангельской области, построенная в 1694 г. мастером Ф. Спиридоновым, и др. В соответствии с композицией зданий и убранство их фасадов стало более строгим и единообразным.
Великий Устюг. 1 — Вознесенская церковь, 1648 г. Вид с юга. Москва. 2 — церковь Николы в Хамовниках, 1679 — 1680 гг.
Великий Устюг. 1 — Вознесенская церковь, 1648 г. Вид с юга. Москва. 2 — церковь Николы в Хамовниках, 1679 — 1680 гг.
    Желание сделать композицию храмов более уравновешенной привело и к устройству придела в подцерковье с апсидами, вынесенными больше, чем апсиды верхней церкви.
   Таковы московские церкви Николы в Столпах (время постройки неизвестно) и Трех святителей на Кулишках (1669), где симметрия несколько нарушалась угловым расположением колоколен. В московской церкви Григория Неокесарийского (1667—1669, мастера К. Губа и И. Кузнечик) колокольня стоит на главной оси, а придел расположен над трапезной.
    Двухэтажные трапезные церквей дворцовых подмосковных сел Алексеевского (1677— 1689), Тайнинского (1675—1677) и Котельников (1680) имеют расположенные по периметру хоры, предназначавшиеся для женщин из царской семьи. Средняя (нижняя) площадка западного крыльца церкви в Тайнинском покрыта бочкой, а боковые, служащие и колокольнями и входами на хоры, — шатрами.
Церковь с. Тайнинское близ Москвы, 675—1677 гг.
Церковь с. Тайнинское близ Москвы, 675—1677 гг.
    Выполнение в камне деревянной формы бочки в Тайнинской церкви не было исключением. Имеют ее ворота ограды Воскресенского собора в г. Тутаеве (1652—1670), была она и над воротами Кадашевского Монетного двора в Москве (такую форму бочки имели здесь и покрытия производственных корпусов). Применялась иногда и крещатая бочка (крыльцо Троицкого собора в г. Соликамске, 1687, часовня Успенского монастыря в г. Тихвине, 1690-е гг., Успенская церковь в г. Горьком (1678). Основной объем Успенской церкви увенчан крещатой бочкой, несущей пять глав на кубических пьедесталах с кокошниками, причем боковые главы поставлены по странам света, что еще больше усиливает сходство этой церкви с деревянными.
1 — Горький. Успенская церковь, 1678 г. 2—Киржач. Спасская церковь, 1656 г.
1 — Горький. Успенская церковь, 1678 г. 2—Киржач. Спасская церковь, 1656 г.
    Помимо бочечных покрытий применялись и двускатные крыши с полицами (в крыльцах ярославских церквей и над простейшими церквами с цилиндрическим сводом), а также шатровые покрытия. Но в XVII в. шатры чаще увенчивали колокольни, а не храмы, что было принято объяснять отрицательным отношением к шатровым храмам со стороны высшего духовенства и, в частности, патриарха Никона.
    Трудно согласиться с таким объяснением деградации каменных шатровых храмов; взгляды высшего духовенства могли играть здесь лишь второстепенную раль. Деревянные шатровые храмы, особенно на севере, продолжали строиться в XVII и в XVIII вв., а ярусные верхи храмов, такие же деревянные и народные по происхождению, как и шатровые, обычны в каменной архитектуре конца XVII в. и в самой Москве. Каменные шатровые храмы строились, хотя и меньше, чем раньше, не только при Никоне и при его участии (собор и часовня Ново-Иерусалимского монастыря под Москвой), но и после него — до начала 1690-х гг. (церкви подмосковных сел Петровское-Барятинских и Аннино).
    Основной задачей русской культовой архитектуры в XVII в. было создание типа недорогого приходского храма, а шатровые церкви имели при той же полезной площади наибольшие высоту, объем и стоимость. Это и стало главной причиной отказа от строительства каменных шатровых церквей при сохранении и развитии этого типа зданий в таком дешевом строительном материале, как дерево.
    Каменные шатровые церкви первой половины столетия близки к постройкам рубежа XVI и XVII вв. Такова описанная выше церковь в подмосковном селе Медведкове. Близки к ней церкви подмосковного села Троицкого-Голенищева (построенная в 1644 г. мастером Л. Ушаковым по чертежу А. Константинова, где шатер над храмом дополнялся двумя меньшими и более дробными по своим формам шатрами приделов), и села Вешняки (того же года, в которой возведение шатров над приделами было в 1655 г. запрещено патриархом Никоном) .
    Шатры приделов Голенищевской церкви, несмотря на световые отверстия в них, отделены от помещений под ними сомкнутыми сводами, как и в описанной выше угличской «Дивной» церкви. Это было в церквах в Петровском и Аннине, а шатер Казанской церкви Троицкого монастыря в Муроме (1648) своими пропорциями и силуэтом уже достаточно ясно свидетельствует, что он является только декоративным завершением. Для большей живописности и нарядности такие маленькие декоративные шатры ставили по два (церковь при трапезной Нижегородского Благовещенского монастыря середины XVII в.) и по три (Одигитриевская церковь Ивановского монастыря в Вязьме, 1637, упомянутая выше московская Путинковская церковь и др.).
    Силуэт и декоративная обработка этих шатров — кокошники, карнизы восьмериков, декоративные окна на гранях шатров и гурты на их ребрах — наделяли эти части зданий особым изяществом и связывали их с наиболее украшенными верхними частями зданий, где кокошники и карнизы повторяются в более крупных размерах.
    Шатровые верхи имели в XVII в. и редкие в это время церкви под звоном (Спасская церковь в Киржаче, 1656, Ильинская церковь в Тейкове, Ивановской области, Мироносицкая церковь в Вологде), где восьмерик звона с шатровым верхом поставлен на сомкнутый свод церкви. Наиболее интересна Спасская церковь в Киржаче. Восьмигранная колокольня стоит здесь на плоской окруженной парапетом кровле, куда ведет винтовая лестница в юго-западном углу здания, первоначально увенчанная шатровым верхом, которому соответствовал такой же четырехгранный шатер над часовой башенкой в северо-западном углу.
     Двухстолпные церкви, как и раньше, были редки; теперь столбы ставились ближе к западной стене (Казанская церковь в Коломенском, 1654, и отличающиеся своим богатым убранством и четырьмя приделами по углам церкви подмосковных сел Никольского-Урюпина, 1678, и Маркова, 1690) или к восточной стене (церковь Космы и Дамиана с Гремячей горы в Пскове) и поддерживали сомкнутый и цилиндрический своды. Снаружи такие церкви походили на обычные бесстолпные церкви того времени.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню