Церкви Ярославль Иоанна Златоуста в Коровниках, Иоанна Предтечи в Толчкове, Николы Мокрого; Каргополь Благовещения; Ростов Ярославский Иоанна Богослова, Спаса на Сенях - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Церкви Ярославль Иоанна Златоуста в Коровниках, Иоанна Предтечи в Толчкове, Николы Мокрого; Каргополь Благовещения; Ростов Ярославский Иоанна Богослова, Спаса на Сенях

Архитктура России, Украины и Белоруссии XIV-первая половина XIX вв. > Архитектура России > Архитектура второй четверти — конца XVII в.
    Храмы большей вместимости с внутренними столбами и куполами на световых барабанах, строившиеся в XVII в. в качестве городских (Коломна, 1670-е гг., Холмогоры, 1691—1695 и др.) и монастырских (московский Новоспасский монастырь, 1642—1647, Нижегородский Печерский монастырь, 1630—1640-е гг., мастера А. и Л. Возоулины, костромской Ипатьевский монастырь, 1650-е гг. и др.) соборов, а иногда в качестве приходских церквей (в Ярославле, Костроме, Каргополе), не дают чего-либо нового в отношении их планировки и композиции внутреннего пространства и объема.
    Лишь декорировку фасадов да галерею с приделами, а иногда и трапезную внес XVII век в этот тип храма, развивая отчасти некоторые черты, появившиеся уже в предшествующем столетии. Трехчастные карнизы-антаблементы, отделяющие закомары от стен, примененные Алевизом еще в начале XVI в. в московском Архангельском соборе, в XVII в. в храмах соборного типа встречаются чаще, чем раньше. В этом, возможно, сказалось влияние бесстолпных церквей, где карниз отмечал по всему периметру здания пяту сомкнутого свода.
    В храмах соборного типа несоответствие карнизов интерьеру заставляло и в XVII в. отказываться иногда от них. В церкви Двенадцати апостолов при московском Патриаршем доме (1653—1656) с ее архаизирующим ради увязки с соседним Успенским собором южным фасадом желание связать фасад с интерьером привело к тому, что лишь восточной паре столбов, соответствующей границе между главным храмом и алтарем, на фасаде отвечает лопатка, тогда как против западной пары столбов ее нет, как и на стыке восточной части основного объема с апсидой, которым внутри соответствует одно помещение — алтарь.
    К концу XVII в. относятся первые попытки применения в храмах соборного типа простых четырехскатных крыш, причем вместо закомары каждое членение фасада завершалось двумя меньшими полукружиями (Троицкий собор в Пскове, 1682—1699, Троицкий собор Александро-Свирского монастыря, 1690-е гг.) или горизонтальным карнизом, поддерживающим свес кровли (собор Михаило-Архангельского монастыря в Архангельске, 1690-е гг., мастер М. Лохоцкий).
    Оконные наличники и порталы соборных храмов XVII в. были близки к тем, какие применялись и в бесстолпных храмах этого столетия, но их узорные пятна не заполняли фасады в такой степени. Контраст гладких стен и тонкой моделировки этих деталей придавал им особое изящество, а обилие гладких стен вместе со свойственными этим храмам пропорциями делало их более монументальными.
    Храмы соборного типа с пристройками в XVII в. строились в городах, лежащих возле основных торговых путей, особенно в Ярославле. Некоторые из них были несимметричными, как, например, Ильинская церковь (1647—1650), где шатровый южный придел, вынесенный на запад, уравновешивался более высокой колокольней, а северный придел был отодвинут на восток. Большинство ярославских храмов было симметричными пятиглавыми с двумя шатровыми приделами и крыльцами, покрытыми крутыми двухскатными крышами с полицами, свойственными архитектуре XVII в. (Ярославские церкви Иоанна Златоуста в Коровниках, 1649—1654, Николы Мокрого, 1672, Спаса на городу, 1672, Крестовоздвиженский собор в Романове-Борисоглебске, 1657).
Ярославль. Церковь Иоанна Златоуста в Коровниках, 1649—1654 гг.
Ярославль. Церковь Иоанна Златоуста в Коровниках, 1649—1654 гг.
Ярославль. Церковь Иоанна Златоуста в Коровниках, 1649—1654 гг.
Ярославль. Церковь Иоанна Златоуста в Коровниках, 1649—1654 гг.
    Другие храмы имели приделы, каждый с одной (Воскресенский собор в Романове-Борисоглебске, 1652—1670, церкровь Воскресения на Дебре в Костроме, 1650—1652) или пятью главами (церковь Иоанна Предтечи в Толчкове в Ярославле, 1671—1687). Декоративная обработка сосредоточивалась на галереях, окнах апсид, крыльцах и верхах храмов, их приделов и колоколен и выполнялась в профильном кирпиче с добавлением многоцветных изразцов, рисовавшихся на фоне кирпичных или выбеленных стен. Свободе, с какой ярославцы распределяли декоративную обработку на фасадах, соответствовала свобода в трактовке таких элементов, как закомары. Так, на восточном и западном фасадах Толчковской церкви сделано по четыре закомары, хотя изнутри к ним примыкают три свода.
Ярославль. Церковь Иоанна Предтечи в Толчкове, 1671—1687 гг. Вид с запада
Ярославль. Церковь Иоанна Предтечи в Толчкове, 1671—1687 гг. Вид с запада
Ярославль. Церковь Николы Мокрого, 1672 г. Апсиды
Ярославль. Церковь Николы Мокрого, 1672 г. Апсиды
Каргополь. Церковь Благовещения, XVII в.
Каргополь. Церковь Благовещения, XVII в.
    Живописность ярославских храмов отличает их от северных построек, более массивных и суровых. Собор в Холмогорах, Воскресенская и Благовещенская церкви в Каргополе не имеют пристроек и окна их меньше, а гладких стен больше. Это позволило создать такие беспримерные по сочетанию изящества с монументальностью фасады, какими обладает каргопольская Благовещенская церковь (1690), с непринужденно разбросанными в три яруса окнами с узорными наличниками.
    Белокаменные детали подражают кирпичным своей композицией, многократным повторением немногочисленных обломов и малым выносом последних. Кирпичные детали северных построек нередко делались упрощенными: так, на барабанах Воскресенской церкви в Каргополе и собора Михаило-Архангельского монастыря в Архангельске вместо обычных арочек на колонках и консолях тесно поставлены ступенчатые ниши, а внутренние части боковых барабанов оставлены без обработки.
    Иногда местные особенности некоторых русских построек XVII в. связаны с влиянием архитектуры более раннего времени. Так, в ростовских храмах широко применялся мотив аркатурного пояса на колонках, как во владимиро-суздальских храмах XII—XIII вв. Своеобразной чертой ростовских храмов является отсутствие в некоторых из них обычного иконостаса; все сюжеты иконостаса писались на восточной стене храма в технике фрески. Лишь местные иконы размещались между царскими и боковыми дверями, обработанными подобием перспективных порталов или двумя свободно стоящими колоннами, несущими арку.
Ростов Ярославский. Архиепископский двор, 1670—1683 гг.: Церковь Спаса на Сенях, 1675 г., интерьер
Ростов Ярославский. Архиепископский двор, 1670—1683 гг.: Церковь Спаса на Сенях, 1675 г., интерьер
Ростов Ярославский. Архиепископский двор, 1670—1683 гг.: Церковь Иоанна Богослова, 1683 г., реставрация В. П. Баниге
Ростов Ярославский. Архиепископский двор, 1670—1683 гг.: Церковь Иоанна Богослова, 1683 г., реставрация В. П. Баниге
Ростов Ярославский. Архиепископский двор, 1670—1683 гг.: Генеральный план
Ростов Ярославский. Архиепископский двор, 1670—1683 гг.: Генеральный план
    Отзвуки старых местных традиций сказывались и в архитектуре XVII в. в Новгороде и Пскове. Это уже отмечалось в псковских жилых домах этого времени, а в церковной архитектуре, за исключением построек, воспроизводивших среднерусские образцы (Знаменский собор в Новгороде, Троицкий собор в Пскове), сохранялась свойственная местной архитектуре простота форм.
    Среди псковских каменных церквей XVII в. встречались постройки, в которых по-своему переработаны среднерусские мотивы. Такова Одигитриевская церковь четырехстолпная, с закомарами, напоминающими деревянные «бочки», с четырьмя боковыми главками на тонких шейках, расположенными по странам света, и,поясами поливных изразцов на среднем барабане, основном объеме и на паперти.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню