Церкви Москва Покрова в Филях; Спаса в с. Уборы, Московской обл.; Троицы в Троицком-Лыкове близ Москвы; Дубровицы Знамения; усадьбы в с. Софрино - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Церкви Москва Покрова в Филях; Спаса в с. Уборы, Московской обл.; Троицы в Троицком-Лыкове близ Москвы; Дубровицы Знамения; усадьбы в с. Софрино

Архитктура России, Украины и Белоруссии XIV-первая половина XIX вв. > Архитектура России > Архитектура второй четверти — конца XVII в.
    Концу XVII века свойствен и тип ярусного храма «под колоколы». Наиболее выдающиеся постройки такого рода, возведенные в подмосковных боярских вотчинах,— церковь Покрова в Филях (1693), церковь Спаса в с. Уборах (1694—1697) и трехчастный храм Троицы в с. Троицком-Лыкове (1698—1703). Две последние построены каменных дел подмастерьем Яковом Бухвостовым.
    Основная часть этих зданий — восьмерик на четверике с восьмилотковым сомкнутым сводом и колокольней над ним с небольшой главкой. Увеличение нагрузки на свод в первых двух центрических постройках компенсируется четырьмя апсидами (три притвора и алтарь). В трехчастной церкви в Троицком-Лыкове отсутствие северной и южной апсид возмещается утолщением стен четверика, используемым и для устройства галерей. Тип церкви «под колоколы» благодаря соединению компактного внутреннего пространства с большой, рационально использованной внешней высотой получил распространение в вотчинных церквах последнего десятилетия XVII в.
    Тип церкви-колокольни имел в русской архитектуре давние традиции. Духовская церковь XV в. в Троице-Сергиевом монастыре, церковь-колокольня в г. Александрове XVI в., так же как и Спасская церковь в г. Киржаче XVII в., — ранние примеры такого рода храмов. Точно так же центрическая композиция башнеобразного храма-монумента преемственно связана с каменными или деревянными шатровыми церквами крестом или о двадцати стенах. Русской деревянной архитектуре была известна и ярусная композиция вертикального объема, но восьмерики этих церквей не были так функционально обоснованы, как в ярусных храмах «под колоколы». Особенностью вотчинных церквей является устройство в западной стене главного помещения ложи для владельца усадьбы, возрождающее в новой форме древний прием устройства хор.
    В церкви Покрова в Филях новые черты выражены особенно ярко. В ней сочетаются появляющийся в русской архитектуре конца XVII в., но известный зодчеству Украины уже с XV в. четырехлепестковый план и типичные для русских построек подклет, гульбище и башнеобразная композиция центрального объема, увенчанного колокольней. Расположение малых глав по странам света также связывает эту постройку с украинскими пятибашенными храмами. Стройный ступенчатый силуэт храма вписывается в треугольник с вогнутыми сторонами, что создает плавный переход от земли и широкого основания храма к вершине. Этому отвечает и общее облегчение архитектурных масс здания по высоте, ярусы последовательно убывают по величине, становясь более стройными, оконные проемы относительно увеличиваются, не противореча конструктивной логике сооружения. Образ легко и непринужденно растущего ввысь здания создается и трактовкой стены, которая выглядит здесь заполнением каркаса, благодаря подчеркиванию структурных линий сооружения элементами ордера.
Москва. 1 — Церковь Покрова в Филях, 1693 г; 2 — церковь Спаса в с. Уборы, Московской обл., 1694 — 1697 гг., зодчий Я. Бухвостов; 3 — церковь Троицы в Троицком-Лыкове близ Москвы, 1698—1703 гг. Зодчий Я. Бухвостов
Москва. 1 — Церковь Покрова в Филях, 1693 г; 2 — церковь Спаса в с. Уборы, Московской обл., 1694 — 1697 гг., зодчий Я. Бухвостов; 3 — церковь Троицы в Троицком-Лыкове близ Москвы, 1698—1703 гг. Зодчий Я. Бухвостов
    Характерна и система прикрытия надкарнизными парапетами-аттиками перехода от одного яруса к другому, благодаря чему кажется, что ярусы вырастают один из другого, не нагружая собой находящиеся ниже, и все сооружение гармонически связывается с окружающим пространством. Этот мотив завершения наружных стен здания, характерный для гражданских построек Западной Украины XVI в., придавал всему сооружению светский характер. Ярусы трактуются как этажи дворцового здания, вызывая ассоциацию с такими сооружениями, как Теремной дворец в Московском Кремле (1635) с однотипностью разработки фасадов и четкими членениями по этажам.
    О новом начале говорит и центрический принцип композиции храма в Филях, где при наличии четырех равнозначных апсид утрачивается специфика их культового назначения. Те же светские черты отражены и в интерьере, где высокое, светлое центральное подкупольное пространство тесно связано через открытые арки с обильно освещенными притворами. Контраст гладких стен с пышной золоченой резьбой иконостаса и ложи в западной стене создает настроение приподнятой торжественности и праздничности.
    Церковь в с. Уборах (1694—1697) отличается от храма в Филях более низким подклетом и гульбищем, большими высотой четверика и шириной яруса звона. Поэтому башнеобразность храма здесь выражена сильнее, а контраст между обилием гладких стен на апсидах и рельефностью декоративной обработки верха вместе с нависанием угловых парных колонок нижнего восьмерика над стенами четверика усиливают впечатление массивности верха церкви в Уборах, сближая ее с архитектурой западного барокко.
    Это относится и к трехлопастной форме апсид (эта форма апсид применена и в более ранней (1684) церкви подмосковной усадьбы Петровское-Дурнево, также имевшей колокольню наверху, но обладавшей очень простой обработкой фасадов), зрительно стирающей границы между ними, и к восьмиугольным окнам четверика, как бы придавленным тяжестью верхних частей к оконным наличникам с белокаменными настенными рельефами и разорванным сандриком. При больших, чем в Филях, пролетах арок между четвериком и апсидами увеличивается и свойственная произведениям барокко слитность внутреннего пространства, но церковь в Уборах не выпадает из круга других ярусных церквей конца XVII в., обладая такой же геометрической четкостью четвериков и восьмериков и облегчением масс здания кверху (первоначальная глава и барабан церкви не сохранились, как и аттиковые завершения нижнего яруса).
    Храм в Троицком-Лыкове (1698—1703) совмещает тип вотчинной башнеобразной церкви «под колоколы» с трехчастным планом и украинским расположением глав по продольной оси. Своим низким гульбищем и башнеобразным характером средней части храм напоминает церковь в Уборах, а по пропорциям и силуэту боковых фасадов стоит ближе к церкви в Филях. Следует также отметить обработку углов четверика сдвоенными колоннами и полную симметрию боковых фасадов, как и в церкви Успения на Покровке, а также наличие дополнительных глухих восьмериков под боковыми главами. Особенностью интерьера является своеобразная система хор, где кроме ложи хозяина в толще стен четверика и восьмерика расположены двухъярусные галереи с резными деревянными балюстрадами и наличниками, которые, эффектно сочетаясь с богатством резьбы иконостаса и ложи, расширяют внутреннее пространство храма.
Софрино. Палаты Салтыковых, конец XVII в. (рисунок А. Мартынова)
Софрино. Палаты Салтыковых, конец XVII в. (рисунок А. Мартынова)
    Московская церковь Знамения на Шереметевом дворе, близкая по внешнему облику церкви в Филях, имеет с запада трапезную, а с востока — апсиду и два придела, что обусловило расположение ее боковых глав одной — с запада и трех — с востока. Маленькую трапезную и трехчастный алтарь имела церковь подмосковной усадьбы в селе Софрино (1691), отличающаяся наличием двух световых восьмериков под колокольней. Но чаще такой план совмещался в городских приходских и монастырских церквах с ярусным башнеобразным верхом без колокольни (московские церкви Троицы в Хохлах, 1696, собор Богоявленского монастыря, 1693—1696, и др.).
    Не имеет колокольни наверху и стоящая несколько особняком церковь Знамения в подмосковной вотчине князя Б. Голицына в Дубровицах (1690—1704) с аналогичным церкви в Уборах центрическим с трехлепестковыми апсидами планом и низким гульбищем, но она отличается чрезмерным богатством внешнего и внутреннего убранства, сплошной облицовкой фасада белым камнем и необычайной для русских храмов статуарной скульптурой не только снаружи, по и внутри храма.
    Противоположны русским башенным церквам композиционные принципы этого храма, где верхний ярус башни более массивен и тяжел, чем нижний, а над низко расположенными окнами апсид высится массивная рустованная стена. Все это роднит Дубровицкую церковь с западноевропейским барокко. Этому же отвечает атектоничность и необычайная сложность аттиков, венчающих нижний ярус, слитность вертикальных членений, сплошь покрытых в завершении башни орнаментом, а в нижнем ярусе рустовкой.
Дубровицы. Церковь Знамения, 1690—1704 гг.
Дубровицы. Церковь Знамения, 1690—1704 гг.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню