Москва Церковь Петра Митрополита, Собор Донского монастыря, Колокольня Новодевичьего монастыря. Рязань Успенский собор. Астрахань Успенский собор - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Москва Церковь Петра Митрополита, Собор Донского монастыря, Колокольня Новодевичьего монастыря. Рязань Успенский собор. Астрахань Успенский собор

Архитктура России, Украины и Белоруссии XIV-первая половина XIX вв. > Архитектура России > Архитектура второй четверти — конца XVII в.
    В конце XVII в. было построено несколько храмов с восьмилепестковым планом. Один из них, как церковь Петра Митрополита в московском Высокопетровском монастыре (1690), имеет в нижнем ярусе по странам света четыре большие апсиды и четыре меньшие диагональные. Этому отвечают разные ширины граней возвышающегося над ними восьмерика. Снаружи апсиды сопрягаются между собой под тупым углом, чему соответствует такая же слитность внутреннего пространства, обусловленная отсутствием резких границ между апсидами и средней частью и переходом от низа к восьмерику, стоящему на консолях, вырастающих из стенок между апсидами и переходящих в арки под гранями восьмерика. Все это наделяет интерьер храма слитностью и динамичностью, родственной архитектуре барокко.
Москва. Церковь Петра Митрополита в Высокопетровском монастыре, 1690 г.
Москва. Церковь Петра Митрополита в Высокопетровском монастыре, 1690 г.
   Такая же восьмиапсидная центрическая церковь усадьбы Волынское (1703) была проще по своей композиции и имела одинаковые апсиды, расположенные вокруг равностороннего восьмерика. Обработка фасадов этих построек очень проста — карнизы-антаблементы каждого яруса, лопатки на углах восьмериков и профилированные рамки больших прямоугольных проемов. Такая простейшая обработка фасадов, свойственная и церквам подмосковных сел Курова, Рождествена, Петровского-Дурнева, верхнему этажу царских палат Саввина-Сторожевского монастыря и др., была удобна для наружной живописи, покрывавшей и апсиды ярославских церквей Иоанна Предтечи в Толчкове и Петра и Павла на волжском берегу, стены трапезных московского Симонова и Троице-Сергиева монастырей и задний фасад московских палат Троекурова.
    Такую же фасадную роспись имеет и церковь Петра Митрополита. Обрамление дверных проемов, особенно сандрики, напоминает белокаменное обрамление окон церкви в Уборах, Сольвычегодского Введенского собора, Рождественской церкви в Нижнем Новгороде и некоторые мотивы в иконах и фресках второй половины XVII в. Имели ли первоначально эти восьмиапсидные церкви надкарнизные фигурные аттики, сейчас сказать трудно.
    Иногда восьмилепестковая форма плана придавалась и маленьким зданиям, вроде Черниговской часовни близ Переславля-Залесского, но в часовнях применялась и обычная форма восьмерика на четверике, как в надкладезной часовне Троице-Сергиева монастыря, выделяющейся своим пышным убранством.
Рязань. Успенский собор, западный фасад
Рязань. Успенский собор, западный фасад
    Среди немногочисленных возведенных в конце XVII в. пятиглавых соборных храмов с внутренними столбами наиболее выделяется Успенский собор в Рязани (1693—1699, зодчий Яков Бухвостов). По своей композиции здание продолжает традиции, идущие от Успенского собора в Московском Кремле с его регулярным размещением круглых столбов и соответствующими им наружными членениями. Рязанский собор отличается от своих предшественников высотой и вертикальностью основного объема, постановкой его на подклет с открытым гульбищем на арках, а также светским дворцовым характером фасадов, где размещенные в три яруса огромные окна, не нарушая целостности объема, создают впечатление этажности.
    Собор не сохранил первоначальных завершений стен, которые, возвышаясь над карнизами, делали основной объем более высоким и заставляли его казаться легче. Этому способствовала и новая трактовка стены, кажущейся тонким заполнением между высокими колонками, как бы образующими каркас, подчеркнутый двухцветностью фасадов.
1 — Рязань. Успенский собор, 1693—1699 гг., зодчий Я. Бухвостов; 2 — Астрахань. Успенский собор, 1700—1710 гг., зодчий Д. Мякишев; 3 — Москва. Собор Донского монастыря, конец XVII в.
1 — Рязань. Успенский собор, 1693—1699 гг., зодчий Я. Бухвостов; 2 — Астрахань. Успенский собор, 1700—1710 гг., зодчий Д. Мякишев; 3 — Москва. Собор Донского монастыря, конец XVII в.
    Лучше сохранил завершение своих стен Успенский собор в Астрахани (1700—1710, зодчий Д. Мякишев). Первоначально здание было покрыто по закомарам, расположенным сверх карниза, сходного с карнизом Рязанского собора. Но тонкие парные колонки, членящие фасады астраханского собора, отрезаны от закомар и карниза широким поясом, в который вкомпонованы сандрики верхних окон. Этот пояс кажется фризом лежащего на колонках антаблемента, и собор, несмотря на его огромные окна, кажется менее легким, чем рязанский, этому соответствует и характер арок и столбов его гульбища.
    Решительный отход от традиционного соборного типа ясно обозначился в новом соборе Донского монастыря (1684—1689). Центричности здания отвечала постановка его в центре территории монастыря, близкой к квадрату. Крестообразное построение объема с четырьмя выступами полукруглых апсид, пониженными угловыми частями и световым пятиглавием, ориентированным по странам света, характерно для украинского зодчества, а подклет и двухъярусная арочная галерея вокруг основного объема связывают это здание с постройками Москвы. Простота и лаконическая выразительность масс этого монументального сооружения подчеркивают его господствующую роль в ансамбле монастыря.
Москва. Собор Донского монастыря
Москва. Собор Донского монастыря
    Высокие колокольни получили свое дальнейшее развитие в конце XVII в. Колокольни, связанные с церквами, часто строились с шатровым верхом, прорезанным слухами, но с новой декоративной обработкой (московские церкви в Кадашах и Ризположенская на Донской улице). Иногда шатры превращались в декоративные надстройки над сводом колокольни, как в московской церкви Успения в Печатниках или в пятишатровой колокольне церкви Успения на Покровке.
Москва. Колокольня Новодевичьего монастыря, 1690 г.
Москва. Колокольня Новодевичьего монастыря, 1690 г.
    Но более типичными для конца XVII в. были ярусные колокольни из убывающих но величине восьмериков, поставленных один на другой, как, например, колокольни московского Новодевичьего монастыря и Толчковской церкви в Ярославле. Традиционный прием «восьмерик на четверике» варьируется в колокольне строгановской Рождественской церкви в Нижнем Новгороде. Одним из наиболее выдающихся сооружений является пятиярусная колокольня (высота 72 м) Новодевичьего монастыря в Москве — главная вертикальная ось монастырского ансамбля. Ярусы колокольни отделены один от другого горизонталями антаблементов и балюстрад, но окружающая нижний ярус аркада и сквозные арки третьего и пятого ярусов зрительно ее облегчают, чему способствуют и угловые колонки ярусов, находящие свое продолжение в раскреповках антаблементов и тумбах с фиалами над ними. Колонки и антаблементы, объединяющие все ярусы колокольни, зрительно создают конструктивный остов здания, подчеркиваемый красным цветом его стен.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню