Архитектура 1760—1770-х годов. Застройка Петербурга и Москвы. Культовые здания. Церковь Филиппа Митрополита. Дворцовое строительство. Неелов. Ораниенбаум. Китайский дворец и катальная горка - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Архитектура 1760—1770-х годов. Застройка Петербурга и Москвы. Культовые здания. Церковь Филиппа Митрополита. Дворцовое строительство. Неелов. Ораниенбаум. Китайский дворец и катальная горка

Архитктура России, Украины и Белоруссии XIV-первая половина XIX вв. > Архитектура России > Архитектура второй половины XVIII и начала XIX в. > Архитектура 1760—1770-х годов
    Культовые здания. В эти годы культовые сооружения приобретают черты, во многом сближающие их со светскими сооружениями. Это относится в первую очередь к церквам-ротондам, редким в предшествующее время, но значительно чаще возводившимся теперь и в городах и в загородных усадьбах. Такие церкви-ротонды сходны по внешней и внутренней композиции и классическим «античным» формам с залами — ротондами общественных зданий и угловыми ротондами богатых городских особняков. Хотя численно преобладающим был тип кубического храма с куполом на широком круглом барабане, нередко имевшего трапезную с приделами и колокольню (подобно приходским церквам конца XVII в.), в церквах-ротондах более ярко, чем в других культовых сооружениях, проявились новые черты русской архитектуры 1760—1770-х гг.
    Одна из замечательных построек этого рода в Москве — церковь Филиппа Митрополита (на 2-й Мещанской улице). Здание строилось в 1777—1788-х гг. арх. Казаковым в качестве домовой церкви обширного подворья московского митрополита Платона. Однако сооружена была только церковь в виде пристройки к существовавшему ранее храму XVII в. Центрически построенный объем церкви-ротонды с двумя примыкающими к нему четырехколонными ионическими портиками перекрыт куполом, увенчанным восьмиколонным бельведером. В композиции внутреннего пространства здания куполом выделена центральная часть, возвышающаяся над окружающим ее кольцевым обходом.
    Эта центральная часть церкви представляет собой небольшую ротонду высотой 18 м, диаметром 8 м, увенчанную кессонированным куполом вытянутой яйцевидной формы. Прекрасно освещенная окнами, помещенными в нижней части купола, ротонда отличается необычайной стройностью пропорций. Легкая аркада, поддерживающая хоры, выполненная в дорическом ордере, подчеркивает главенствующую роль центральной части и выявляет крупный масштаб ее больших канеллированных колонн ионического ордера, равного по высоте двум ярусам кольцевого обхода.
Москва. Церковь Филиппа Митрополита, интерьер
Москва. Церковь Филиппа Митрополита, интерьер
Москва. Церковь Филиппа Митрополита, 1777—1788 гг
Москва. Церковь Филиппа Митрополита, 1777—1788 гг., арх. М.Ф. Казаков:
1 — продольный разрез; 2 — южный фасад; 3 — план
    Мотив ротонды применялся в это время и в церквах других типов. Так, в лютеранской церкви Анны в Петербурге (1779) на западном конце ее вытянутого по продольной оси объема арх. Ю.М. Фельтен сделал полуротонду со входом внизу и колокольней-ротондой наверху. Характер полуротонды с внутренней колоннадой имеет и апсида величественного собора петербургской Александро-Невской лавры, построенного арх. И.Е. Старовым в 1778—1790 гг. Собор имеет вид трехнефной базилики с двумя колокольнями на западном фасаде и куполом на четырех мощных пилонах над главной частью. Пятикупольные четырехстолпные постройки в это время стали более редкими, и Владимирская церковь в Петербурге 1761—1769 гг. стилистически принадлежит еще середине века.
    Загородные усадьбы и дворцы. Дворцовое строительство. Стремясь создать удобное жилище, отвечающее также и эстетическим запросам своего времени, русские зодчие отказывались от приемов дворцового строительства середины XVIII столетия — от большой протяженности симметрично-осевой композиции здания, от торжественного великолепия форм, от анфилады залов, занимающих весь парадный этаж, от регулярной «версальской» планировки парка и т.п. Появилось стремление к естественности и простоте, приближению к природе, что было свойственно искусству многих европейских стран и особенно нашло отражение в философских и эстетических взглядах французских просветителей.
    Новое понимание архитектуры сказалось, например, в изящной простоте и гармоничности малого Трианона арх. Габриэля. В русской архитектуре эти тенденции проявились в отказе от пышности и блеска тяжеловесных, декоративно перегруженных загородных дворцов середины века, павильонном характере новых дворцов, в живописной планировке их парков. Примером дворца нового типа может служить Китайский дворец в Ораниенбауме, построенный в 1762—1768 гг. арх. А. Ринальди, — миниатюрное одноэтажное здание с изысканной отделкой интерьера, полное света и воздуха, окруженное зеленью парка. В парке находится и другое произведение Ринальди — катальная горка — первоначально большое сооружение с открытыми галереями и волнообразными спусками.
Ораниенбаум. Китайский дворец и катальная горка, 1762—1768 гг
Ораниенбаум. Китайский дворец и катальная горка, 1762—1768 гг., арх. А.Ринальди:
1 — генеральный план; 2 — план и общий вид дворца; 3 — аксонометрия Катальной горки и план 2-го этажа
    В это время начинает развиваться пейзажная система планировки парков — устраиваются парки с извилистыми дорожками, с живописно и свободно расположенными павильонами и беседками, с водоемами мягких округлых очертаний. Как дань романтическим настроениям времени в «пейзажных» парках создавались искусственные руины, каскады и гроты. Реконструкция и дальнейшее строительство царских загородных дворцов под Петербургом проводилась в 1760—1770-е гг., главным образом, архитекторами Нееловыми.
    Неелов Василий Иванович (1722—1782) — один из первых создателей «пейзажных» парков в России, работал с 1744 г. в основном в Царском Селе. Еще в годы учения в Англии Неелов познакомился с произведениями английской «готики» того времени, что отразилось потом в его царскосельских работах. Его сын, Неелов Илья Васильевич (1745—1793 гг.), учился в 1761—1770 гг. в петербургской Академии художеств, затем в качестве пенсионера был направлен в Рим; в 1774 г. его избрали членом Болонской академии, в этом же году по возвращении в Россию назначили архитектором в контору строения Царского Села, где он вначале работал со своим отцом.
    Архитекторы Нееловы частично перепланировали и расширили Екатерининский парк Царского Села, придав его реконструированным и новым участкам «пейзажный» характер, создали большой пруд с живописными берегами, ряд небольших парков, павильонов, мостиков и беседок в «готическом» и «китайском» духе («Адмиралтейство», «Большой каприз», «Китайский театр» и т.п.), разместив их среди деревьев, на поворотах дорожек и у озер.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню