Церкви Нижний Новгород Рождественская, Москва Измайлово Иоасафа Царевича, Успения на Покровке - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Церкви Нижний Новгород Рождественская, Москва Измайлово Иоасафа Царевича, Успения на Покровке

Архитктура России, Украины и Белоруссии XIV-первая половина XIX вв. > Архитектура России > Архитектура второй четверти — конца XVII в.
    При сооружении Рождественской церкви в Нижнем Новгороде (освящена в 1719 г.), кубического храма с трапезной, стояла та же задача создания светлого бесстолпного интерьера с пятью световыми главами. Здесь был создан новый вариант свода и достигнуто большее единство наружного и внутреннего вида. Как и в гордеевской церкви, средняя глава стоит здесь на двухъярусном восьмигранном барабане, а четыре дополнительных треугольных лотка придают своду красивую звездообразную форму. На глубоких распалубках, подобных Введенскому собору, стоят световые барабаны, а сами распалубки выявлены снаружи дополнительным крещатым ярусом, похожим на верхи некоторых деревянных церквей. Новый, более совершенный тип свода Рождественской церкви сочетал в себе предшествующие покрытия Сольвычегодского собора и церквей в Устюжне и селе Гордеевке.
Строгановские храмы
Строгановские храмы
1 — Нижний Новгород. Церковь Рождества, конец XVII — начало XVIII вв.; 2 — Смоленская церковь в Гордеевке, 1694—1697 гг.; 3 — Сольвычегодск. Собор Введенского монастыря, 1689—1693 гг.
    Рождественская церковь была построена в торговом центре нижнего посада на склоне горы против слияния Оки с Волгой. Высокая пятиярусная колокольня сдвинута к югу, на более высокий уровень, что позволило зрительно увеличить ее высоту и открыть западный фасад церкви. В этой живописно уравновешенной композиции принцип асимметрии целого выступает в единстве со строгой симметрией отдельных частей и чертами регулярности. Нижний этаж включал одностолпную палату и кладовые. На втором этаже невысокая трапезная ведет к небольшому проему в восточной стене, богато декорированной белокаменными пилястрами, антаблементом и резными картушами, через который неожиданно раскрывается высокий залитый светом храм с многоярусным ордерным иконостасом на фоне белых стен. Галерея этого помещения, гермообразные пилястры и живопись в виде панно в простенках между окнами придавали храму сходство с дворцовым залом, отличаясь в то же время от интерьера Сольвычегодского собора большей камерностью.
    В создании торжественно праздничного образа Рождественской церкви большую роль играет динамическая композиция здания, построенная на сочетании вертикальных и горизонтальных объемов. Вертикальность основного объема, ритмическое убывание его масс по высоте и компактность группировки глав дополняются выявленными снаружи распалубками свода, акцентирующими середины фасадов четверика, внося в его композицию элемент ступенчатости. Богатство белокаменного декоративного убранства на фоне цветных стен не затемняет ясности объемной композиции здания. Ритмическая повторяемость оконных проемов в обрамлении тонко прорисованного многоярусного ордера сообщает единство всей композиции.
    Здесь ордер еще сильнее, чем в Гордеевской церкви, связывает все элементы здания — основной объем, алтарные апсиды, трапезную и притвор — в одно целое. Это унифицирует отдельные части и наряду с ярковыраженной этажностью придает всему зданию светский, не церковный характер. Ближайшим предшественником этой строгановской постройки в отношении ее пятиглавия была церковь Параскевы Пятницы в Москве, построенная на средства князя Голицына (1680-е гг.), но здесь главы были декоративными, как и в упомянутой ранее Успенской церкви 1678 г. в Нижнем Новгороде, и в их прообразах — деревянных церквах.
Нижний Новгород. Рождественская церковь. Фрагмент северного фасада
Нижний Новгород. Рождественская церковь. Фрагмент северного фасада
    Еще сильнее связи с деревянным зодчеством и монументальными шатровыми храмами XVI в. видны в типе храма «восьмерик на четверике», распространившемся в каменной архитектуре конца XVII в. При световом восьмерике с восьмилотковым сомкнутым сводом со световой же главою интерьер казался просторнее и светлее, чем при шатровом покрытии или четырехлотковом сомкнутом своде, а снаружи главная часть храма была более высокой, особенно если ее увенчивала колокольня.
Москва. 1 — Измайлово. Церковь Иоасафа Царевича, 1678 г. Перестроена в 1687—1688 гг., зодчий Т. Макаров; 2 — церковь Успения на Покровке, 1696—1699 гг., зодчий П. Потапов
Москва. 1 — Измайлово. Церковь Иоасафа Царевича, 1678 г. Перестроена в 1687—1688 гг., зодчий Т. Макаров; 2 — церковь Успения на Покровке, 1696—1699 гг., зодчий П. Потапов
   К ранним сооружениям подобного рода принадлежала церковь Иоасафа Царевича в царской усадьбе Измайлово 1687—1688 гг., построенная каменных дел подмастерьем Терентием Макаровым на месте более старой церкви (сохранилась лишь колокольня 1681 г.). Здесь на основе сочетания древнерусских и новых композиционных приемов, идущих от украинской и западной архитектуры того времени, был создан новый тип симметричного по двум осям церковного здания.
    Храм Иоасафа с зимней церковью внизу имел трехчастный план, три главы, поставленные по-украински с запада на восток, и открытое гульбище. Зодчий отошел от асимметрии более ранних построек, одинаково трактуя апсиды и западную часть храма, причем ходовая паперть проходила над алтарем нижней церкви. Необычной для церковной архитектуры была разработка фасадов храма в духе дворцового здания — грани восьмерика, трактованные наподобие люкарн, увенчанных раковинами, подчеркивали центр фасадов, а верхний ряд окон приобрел форму овала.
    Этот новый тип трехчастного храма получил свое блестящее развитие и завершенность в церкви Успения на Покровке в Москве (1696, зодчий Петр Потапов), где украинское трехглавие сочеталось с московским пятиглавием, а терраса-гульбище, отвечавшая по высоте зимней церкви, объединила храм с отдельно стоящей пятишатровой колокольней. Возрос контраст между высоким основным и низкими боковыми четвериками, чему противопоставлялся обратный ритм венчающих их восьмериков с фигурными главами.
    Впечатление легкости и устремленности ввысь центральной части при общей динамике архитектурных масс в целом усиливалось и венчанием углов четверика главками, продолжающими вертикали его угловых колонн, и трактовкой окон восьмерика в виде стройных люкарн. Этот прием навеян, как и в церкви Иоасафа, дворцовыми постройками, сходство с которыми, в частности с дворцом Голицына в Москве, усиливалось здесь расположением окон и колонн. Все это вместе с полной симметрией фасадов и пышным белокаменным убранством на фоне кирпичных стен придавало всему зданию особую торжественность.
Москва. Церковь Успения на Покровке. Восточный фасад
Москва. Церковь Успения на Покровке. Восточный фасад
    Более тесными стали связи между внешним и внутренним видом здания и его конструктивной основой. Двухъярусные люкарны над четвериком были здесь органически связаны с крестообразно расположенными распалубками восьмилоткового сомкнутого свода, усилия от которого, направленные в углы четверика, частично погашались нагрузкой от угловых глав. Это позволяло уменьшить толщину стен четверика, увеличить размеры окон, ярче осветить интерьер и достигнуть впечатления его большего простора.
    По сравнению с церковью Иоасафа внутреннее пространство этого храма более динамично благодаря более тесному слиянию четверика, восьмерика и свода через ступенчатые арки, врезавшиеся в диагональные грани восьмерика и распалубки в своде, стирающие границы между этими тремя частями. Высокое главное помещение с легкой галереей, белокаменной ложей в виде триумфальной арки и необычно для церковного здания расположенными окнами казалось парадным залом, где пышный, динамичный по композиции иконостас усиливал впечатление приподнятой торжественности интерьера.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню