Оборонные укрепления XVI в. Китай-город, Белый город. Кремли Нижний Новгород, Коломна, Тула, Серпухов. Ивангород. Крепость Смоленск. Монастыри Пафнутьев-Боровский, Кириллов-Белозерский, Борисоглебский, Соловецкий - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Оборонные укрепления XVI в. Китай-город, Белый город. Кремли Нижний Новгород, Коломна, Тула, Серпухов. Ивангород. Крепость Смоленск. Монастыри Пафнутьев-Боровский, Кириллов-Белозерский, Борисоглебский, Соловецкий

Архитктура России, Украины и Белоруссии XIV-первая половина XIX вв. > Архитектура России > Архитектура второй половины XV — начала XVII в.
Москва. Башни и стена Китай-города, 1535—1538 гг
Москва. Башни и стена Китай-города, 1535—1538 гг., зодчий Петрок Малый
    Построенные несколько позднее под руководством зодчего Петрока Малого укрепления торгово-ремесленного центра столицы — Китай-города (1535—1538) в отношении фортификационной техники являлись шагом вперед по сравнению с кремлевскими укреплениями. Низкие и толстые стены Китай-города с 12 приземистыми гранеными башнями, завершенные мерлонами, с навесным и нижним боем, окруженные сухим рвом и земляными бастионами, были построены с учетом новых фортификационных требований, впервые предложенных Леонардо да Винчи и разработанных в трактатах Франческо ди Джорджо Мартини и Альбрехта Дюрера.
    Аналогичная система земляных бастионов применяется в это же время в строительстве новых крепостей на западных границах, таких, как Себеж (1535) и Стародуб (1536). Стены Китай-города протяженностью свыше 2,5 км в среднем не превышали 9 м в высоту, имея свыше 6 м толщины. С внутренней стороны в стенах были устроены глубокие ниши-печуры для установки пушек «нижнего боя», чего не имели кремлевские стены. По верху стены проходила боевая площадка шириной свыше 4 м, защищенная мерлонами с амбразурами для верхнего боя и навесными стрельницами (машикули) для «косого» боя, чего также не было у ранее выстроенных кремлевских стен.
    Следующим после Кремля и Китай-города кольцевым укреплением столицы были стены и башни Белого города, построенные в 1585—1593 гг. под руководством «городового мастера» Федора Коня. Не сохранившиеся до нашего времени стены Белого города были, по-видимому, кирпичные с белокаменной облицовкой. Они имели 27 башен при общей длине свыше 9 км. Как и укрепления Китай-города, стены были окружены сухим рвом шириной 15 м и глубиной 5 м. Стены были выложены с откосом, имея в основании ширину около 6 м и вверху 4,5 м. Павел Алеппский, видевший укрепления Белого города в середине XVII в., сообщает, что эта крепостная стена «изумительной постройки, от земли и до половины высоты сделана откосом, а с половины до верху имеет выступ и потому на нее не действуют пушки. Ее бойницы, в коих находится множество пушек, наклонены к низу. Ворота не прямые, а устроены с изгибами и поворотами и непременно имеют решетчатую железную дверь, которую опускают и поднимают посредством ворота».
    Стены Белого города имели 10 проездных башен на пересечении с главными радиальными улицами посада. Однако к этому времени городской посад слился уже с ремесленными слободами, ранее бывшими за чертой города. Укрепления Белого города не смогли охватить разросшуюся территорию московского посада и в 1591 г. — сразу же после одного из неожиданных татарских набегов, когда незащищенные слободы были разграблены и сожжены — было построено третье и самое большое кольцо городских укреплений протяженностью 15 км, получившее название Скородом. Его дубовые стены и 27 башен были срублены в течение года и были окружены снаружи сухим рвом и земляным валом.
    Крепостное строительство занимает значительное место в каменном зодчестве XVI в. Развитие артиллерии вызывает необходимость коренной перестройки ряда старых крепостей на северо-западных границах. Начиная с реконструкции укреплений Новгорода и создания новой крепости Ивангорода, где работы ведутся одновременно со строительством Московского Кремля, позднее постепенно и последовательно подвергаются коренной реконструкции старые укрепления Ладоги, Копорья, Орехова, Яма, Пскова, Изборска, Острова и Великих Лук.
    Новая крепость Ивангород стала звеном, соединившим северный участок оборонительной линии с западным, и таким образом было создано мощное полукольцо боевых форпостов, защищавшее русские земли от агрессивных устремлений Ливонского ордена и Швеции, подобно тому как укрепления Засечной черты защищали юго-восточные рубежи от татар. Организация такой линейной системы военно-оборонительных сооружений, включающей отдельные крепости, укрепленные города, монастыри и различные естественные препятствия, была большим достижением русской фортификационной науки и архитектурно-строительной практики по сравнению с прежними изолированными центрами обороны отдельных феодальных владений, что было характерно для Руси периода феодальной раздробленности и для западноевропейских государств даже и в XV—XVI вв.
Кремли: в Нижнем Новгороде, в Коломне, в Туле
Кремли: в Нижнем Новгороде, 1500—1511 гг. (реконструкция С. Л. Агафонова); в Коломне, 1525— 1531 гг.; в Туле, 1514—1521 гг. (реконструкция А. М. Харламовой)
    Сложная система оборонительных линий, созданных в XVI в. на северо-западных и юго-восточных окраинах страны и на ближних подступах к Москве, свидетельствует не только об энергичных действиях центрального правительства, но и о большой творческой работе русских зодчих «градодельцев», построивших в это время каменные укрепления кремлей в Нижнем Новгороде (1500—1511), Туле (1514—1521), Коломне (1525—1531), Зарайске (1531), Серпухове (1556), Казани (1555), Астрахани (1582—1589), Смоленске (1595—1602).
Серпухов. Кремль, 1556 г.
Серпухов. Кремль, 1556 г.
Крепость Смоленска, 1595—1602 гг
Крепость Смоленска, 1595—1602 гг., зодчий Федор Конь
Смоленск. Крепостные стены
Смоленск. Крепостные стены
Пафнутьев-Боровский монастырь, конец XVI в.
Пафнутьев-Боровский монастырь, конец XVI в.
    В государственной системе оборонительных линий важную роль играли также монастырские крепости, которые до XVI в. были в основном деревянными и только с этого времени в наиболее богатых монастырях их начинают заменять каменными. Возведение каменных укреплений вокруг монастырей приобретает широкий размах во второй половине XVI в., когда резко обостряются классовые противоречия в связи с усилением феодальной эксплуатации, облеченной в юридическую форму крепостного права, и это приводит к открытым крестьянским восстаниям против феодального гнета. Поэтому крепостные стены богатых монастырей возводились не только с целью обороны от внешних врагов, но и для защиты церковных богатств от стихийных крестьянских восстаний. Раньше других каменные укрепления возводят богатые подмосковные монастыри, имевшие важное стратегическое значение в обороне столицы, — Троице-Сергиев (1540—1550), Иосифов-Волоколамский (1543—1566), несколько позднее Симонов и Пафнутьев-Боровский.
    По своей архитектуре и оборонительному устройству крепостные сооружения монастырей мало отличались от аналогичных городских укреплений. Крепостные стены и башни монастырей, окружающие разнообразные хозяйственные и жилые постройки, сосредоточенные вокруг здания собора в центре, создают живописный архитектурный ансамбль, гармонично связанный с окружающим природным ландшафтом. Реки, озера и специально устроенные системы прудов использовались монастырями не только в хозяйственных целях — они имели также важное значение для обороны, дополняя ее естественными водными препятствиями. Некоторым своеобразием отличаются крепостные сооружения монастырей в более отдаленных от центра местах и в пограничных районах, как, например, в Борисоглебском (1545), Кирилловом—Белозерском (1580—1590), Псково-Печерском (1553—1565), Соловецком (1584— 1594) и др.
Борисоглебский монастырь
Борисоглебский монастырь, зодчий Григорий Борисов. Крепостная стена, 1545 г., вид изнутри
Пафнутьев-Боровский монастырь, конец XVI в. (1), и Кириллов-Белозерский монастырь (2)
Пафнутьев-Боровский монастырь, конец XVI в. (1), и Кириллов-Белозерский монастырь (2)
Соловецкий монастырь
Соловецкий монастырь
1 — Преображенский собор; 2— Успенский собор и трапезная; 3 — Никольская церковь; 4 — Святые ворота; 5 — кельи; 6 — пороховые погреба; 7 и 8 — мастерские палаты; 9 и 10 — мельница; 11—сушило; 12 — 17 — башни
   Огромный масштаб государственного крепостного строительства, развернувшегося в XVI в. не только в столице, но и на периферии, настоятельная необходимость централизации руководства этим строистроительством — все это вынуждает правительство создать в 1585 г. специальное строительное учреждение — Приказ каменных дел.
Соловецкий монастырь. Крепостная стена и угловая башня, 1584—1594 гг
Соловецкий монастырь. Крепостная стена и угловая башня, 1584—1594 гг., зодчий Трифон
    Организация Приказа способствовала планированию крупных работ, централизованному учету квалифицированных строительных кадров, более планомерной заготовке строительных материалов и даже введению некоторой стандартизации основных строительных материалов. Создание центрального учреждения обеспечило оперативное руководство наиболее важными с государственной точки зрения объектами строительства.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню