Новгород XIV-XV в. Церкви Петра и Павла в Кожевниках, Димитрия Солунского - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Новгород XIV-XV в. Церкви Петра и Павла в Кожевниках, Димитрия Солунского

Архитктура России, Украины и Белоруссии XIV-первая половина XIX вв. > Архитектура России > Архитектура Новгорода и Пскова конца XII — начала XVI в.
Новгород. Церковь Иоанна Предтечи на Опоках, 1453 г. (фото А. А. Александрова)
Новгород. Церковь Иоанна Предтечи на Опоках, 1453 г. (фото А. А. Александрова)
    В дальнейшем, на протяжении первой половины XV в., предпочтение отдается более простой обработке фасадов церквей, своей общей композицией мало отличающихся от построек XIII—XIV вв. Новгородское боярство, становящееся все более консервативным и реакционным, не выдвигало новых задач перед архитектурой церквей. В Новгороде в XV в. было построено несколько храмов в формах построек XII в., на месте которых они возводились. Иногда это было связано с планом старой шестистолпной постройки (церковь Иоанна Предтечи на Опоках —1127 и 1453, Мироносицкая церковь на Ярославовом дворище, существовавшая в 1229 г., возведенная вновь в 1445 г. и перестроенная в 1510 г.).
    Но и четырехстолпные храмы получали при их восстановлении архаичное позакомарное покрытие (Ильинская церковь на Славне, 1198—1202 и 1455, и Воскресенская церковь на Мячине, 1195—1196 и 1465). Возведение новых зданий в древних формах должно было, подобно литературе (жития новгородских святых) и живописи (иконы на тему «битвы новгородцев с суздальцами»), привлекать интерес к прошлому Новгорода, возбуждать местный патриотизм, противостоящий объединительной политике Москвы.
    Главное новшество в новгородской церковной архитектуре XV в. заключалось в устройстве за счет уменьшения внутренней высоты церкви низкого подцерковья, служившего для хранения ценного имущества прихожан. Некоторые из старых церквей подверглись в это время внутренней перестройке для устройства таких кладовых, а новые уже строились с ними, что повлекло за собой появление наружных крылец или папертей, ведших в церковь. Устройство в церквах подклетов-кладовых указывало на господство в архитектуре церквей частновладельческого начала, интересов богатых горожан, обладавших ценностями, которые должны были оберегать не только каменные стены и железные двери, но и «святость» здания (из летописей видно, что при конфискации имущества какого-либо лица по приговору веча имущество, хранимое в церкви, не отбиралось).
    Внешний вид церковных зданий становится проще, что заметно даже в таких крупных постройках, как церковь Петра и Павла в Кожевниках (1406). В этой прекрасной по пропорциям церкви боковые прясла основного объема не имеют декоративной обработки. Она сосредоточена на средних пряслах и близка деталям церкви Спаса на Ильиной улице. Этому соответствует и упрощенная обработка апсиды с одноярусной аркадой и полоской «бегунца» над ней и барабана, украшенного такой же полоской и простейшим арочным пояском. Другие новгородские церкви XV столетия были еще проще, а иногда и более приземисты. Такова занимавшая положение собора Гончарского конца церковь Власия (1407) или церковь Двенадцати апостолов в Пропастех (1454).
Новгород. Церковь Петра и Павла в Кожевниках
Новгород. Церковь Петра и Павла в Кожевниках, 1406 г. Вид с запада (фото А. А. Александрова)
    Новгородские церкви XV в. быстро утрачивали величественный и праздничный характер, свойственный Федоро-Стратилатской церкви или Спасской на Ильине улице, и становились скромными и по-домашнему уютными. Внутри этому впечатлению способствовало уменьшение высоты зданий, а снаружи — приземистые пропорции, несмотря на наличие подцерковья, крыльца и паперти, по высоте не отличавшиеся от одноэтажного жилого дома на подклете. Окна новгородских церквей XV в. сблизились с окнами светских построек: стали ниже и шире с наружной прямоугольной впадиной для ставней. Новгородские зодчие выработали и приемы убранства фасадов церквей, соответствующие их более скромному характеру. Вместо сравнительно крупных хорошо обозреваемых издали деталей в XV в. получили широкое распространение полосы, а затем и крупные пятна узорной кирпичной кладки.
    Такие полосы украшают поле трехлопастного завершения средней трети северного фасада церкви Симеона Богоприимца в Зверине монастыре (1468). Так же были украшены верхи фасадов, барабана и апсиды церкви Лазаревского монастыря, построенной в 1462 г. и известной лишь по рисункам и чертежам XIX в., изображающим ее сильно обветшавшей, без кровель и с полуразрушенными верхними частями стен.
Новгород. Церковь Димитрия Солунского, 1463 г
Новгород. Церковь Димитрия Солунского, 1463 г. (фото П. Н. Максимова)
    Наиболее интересное убранство фасадов имеют построенная в 1463 г. на старом (1382 г.) основании церковь Димитрия Солунского на Славнове на Торговой стороне Новгорода и упомянутая уже церковь Воскресения на Мячине (1465). Димитриевская церковь, одноглавая и одноапсидная с трехлопастным завершением фасадов, отличается от более ранних построек наличием подцерковья и крылец, из которых сохранилось частично только южное. В ней полосы узорной кирпичной кладки не только шире, чем обычно, но и превратились в крупные пятна, заполняющие целиком трехлопастные кривые над средними частями южного и восточного фасадов.
     Эти пятна из чередующихся в различных сочетаниях рядов стоячего и лежачего поребрика и бегунца кажутся настоящим кружевом на фоне стен, выбеленных, как и эти украшения, известью. В церкви Воскресения на Мячине такой узор, заполняющий поля закомар северного фасада, обращенного в сторону города, был обнаружен арх. Л. Е. Красноречьевым при ее реставрации.
    В развитии новгородского зодчества Димитриевская на Славкове церковь была последней яркой вспышкой. В дальнейшем или повторялись старые образцы (Климентовская церковь на Иворовой улице в Новгороде, 1520, и Никольская церковь в Папоротском монастыре, 1522), или строились здания, в которых сказалось московское влияние.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню