Архитектура с 1780 по 1812 г. Общественные здания. Еготов. Москва Военный госпиталь. Воронихин. Петербург Казанский собор - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Архитектура с 1780 по 1812 г. Общественные здания. Еготов. Москва Военный госпиталь. Воронихин. Петербург Казанский собор

Архитктура России, Украины и Белоруссии XIV-первая половина XIX вв. > Архитектура России > Архитектура второй половины XVIII и начала XIX в. > Архитектура с 1780 по 1812 г
Москва. Военный госпиталь, 1798—1802 гг
Москва. Военный госпиталь, 1798—1802 гг. арх. И.В. Еготов. Общий вид
    Попытки осуществления новых утилитарных и градостроительных задач нашли свое выражение уже в постройках на рубеже XVIII—XIX вв., таких, например, как здание Военного госпиталя в Лефортове (ныне госпиталь им. Бурденко). Это старейшее лечебное заведение в России построено на левом берегу Яузы арх. И.В. Еготовым в 1798—1802 гг.
Москва. Военный госпиталь, 1798—1802 гг
Москва. Военный госпиталь, 1798—1802 гг. арх. И.В. Еготов. План 1-го этажа, генеральный план
    Иван Васильевич Еготов (1756—1814) с 1773 г. учился в «архитектурной команде» Баженова, с 1775 г. — у Казакова, где проявил блестящие способности и стал одним из его любимейших учеников. С 1788 г. участвовал в восстановлении и строительстве сооружений Московского Кремля. Помимо своего лучшего произведения — Военного госпиталя — Еготов в 1806—1810 гг. построил в Москве здание Оружейной палаты на Сенатской площади, усадьбу Дурасова в Люблине под Москвой (1801); парковые сооружения в Царицине (сохранились беседки «Миловида» и «Нерастанкина») и некоторые другие сооружения. С 1803 г. Еготов — главный директор Кремлевской чертежной экспедиции.
    Еготовым возведен главный корпус госпиталя, выходящий на Госпитальную улицу, состоящий из трехэтажной центральной части и двухэтажных боковых частей, соединенных переходами. Этот корпус объединил существовавшие ранее шесть разрозненных зданий в единое сооружение, ось симметрии которого стала одновременно и осью всей группы зданий. Между сооружением Еготова и построенными ранее (начиная с 1706 г.) корпусами были разрывы. Замкнутую в плане форму госпиталь получил при последующих перестройках. Здание госпиталя выделялось в застройке значительного пространства города высотой и массивностью своего объема.
    Мощь центрального портика со сдвоенными колоннами коринфского ордера подчеркивалась меньшими по размерам ионическими портиками боковых крыльев и миниатюрными колонками наличников окон. Плоскостно трактованные фасады, огромные глади стен противопоставлялись пластическому богатству портиков. Двухцветная окраска здания с белыми колоннами, пилястрами, антаблементом и скульптурными деталями, рельефно выступающими  на темном фоне по всему фасаду, усиливала пластическую выразительность и единство всей протяженной плоскости фасада.
    Градостроительная задача обусловила в этом случае изменение традиционной схемы симметрично-осевой композиции. Из нескольких отдельно стоящих зданий зодчий создал четкую систему объемов, образующих представительное сооружение, организующее окружающую застройку. Еготов повторил здесь прием Казакова, примененный им при постройке дома Мусина-Пушкина, где, объединив несколько жилых домов, зодчий возвел новое крупное здание, замыкающее у Охотного ряда одну из сторон Тверской улицы.
  Так, в условиях расширяющегося строительства обеих столиц разрабатывался новый градостроительный прием: путем соединения нескольких зданий создавалась композиция нового крупного сооружения, отвечавшего новым масштабам города. К общественным сооружениям начала XIX в., в которых, как и в госпитале Еготова, сказались черты нового этапа архитектуры, утвердившиеся позднее, относится Павловская больница (1802—1807) M.Ф. Казакова в Москве и Казанский собор Воронихина в Петербурге.
Петербург. Казанский собор, 1801—1811 гг
Петербург. Казанский собор, 1801—1811 гг., арх. А.Н. Воронихин. 1 — вид с Невского проспекта; 2 — фрагмент ограды; 3 — интерьер;
Петербург. Казанский собор, 1801—1811 гг
Петербург. Казанский собор, 1801—1811 гг., арх. А.Н. Воронихин. 4 — продольный разрез; 5 — деталь ордера фасада; 6 — генеральный план
    Андрей Никифорович Воронихин (1759—1814) родился на Урале в селе Новое Усолье, Пермского округа. Подростком он обучался в Москве у В. Баженова и М. Казакова. В семье президента Академии художеств Строганова Воронихин получил домашнее образование, затем путешествовал по России, Швейцарии и Франции. Первой его большой работой была в 1793 г. внутренняя отделка пострадавшего от пожара дворца Строганова (арх. Растрелли). В 1795—1796 гг. Воронихиным сооружен загородный дом Строганова на Черной речке, за картину с изображением этого дома ему в 1797 г. присвоили звание академика перспективной живописи. Звание архитектора Воронихин получил в 1800 г. за проект колоннад в Петергофе. С 1802 г. он — профессор Академии художеств.
    Воронихин участвовал в перестройке Павловского дворца, построил колоннады Большого Каскада в Петергофе, Розовый Павильон в Павловске, усадьбу Городня близ Калуги и, возможно, Братцево под Москвой. Наиболее выдающиеся сооружения Воронихина — Казанский собор и Горный институт в Петербурге.
    Разработке Воронихиным проекта Казанского собора предшествовал закрытый конкурс на проект собора в 1799 г., в котором участвовали такие крупные архитекторы, как Тома де Томон, Ч. Камерон и перспективист-декоратор П. Гонзага. Проект Воронихина превосходил их проекты прежде всего по своему градостроительному значению. Воронихин положил в основу проекта идею создания на Невском проспекте площади как нового звена в общей системе застройки главной магистрали города.
    Несмотря на то, что было необходимо ориентировать алтарную часть собора на восток и, следовательно, устроить главный вход со стороны перпендикулярной Невскому проспекту Казанской улицы (ныне улица Плеханова), зодчий придал выходящему на Невский проспект северному фасаду значение главного фасада, обогатив его грандиозным полукружием четырехрядной колоннады коринфского ордера. Колоннада из 92 колонн образовала перед собором широкую раскрытую к Невскому проспекту площадь, включив тем самым собор в архитектурно-пространственную композицию главной городской магистрали. Благодаря сквозным въездам на канал и Казанскую улицу со стороны Невского собор еще более органично вошел в систему планировки города. Если колоннада перед собором Петра в Риме, замыкающая площадь, подчинена монументальному фасаду здания и имеет целью подчеркнуть его господствующее положение, то открытая колоннада Казанского собора, вытянутая вдоль проспекта, архитектурно организует площадь и усиливает значение её, а не здания.
    Площадь перед западным, главным, входом трактована как второстепенная и не конкурирует с площадью, открытой на магистраль. Но этой второстепенной площади придан парадный характер путем обрамления ее полукружия ажурной, тончайшей по рисунку чугунной решеткой. В 1810 г. Воронихин составил проект достройки второй колоннады с южной стороны собора, аналогичной северной. Проект не был осуществлен главным образом по экономическим соображениям.
    Градостроительный прием Воронихина в Казанском соборе предварил новый этап развития застройки Петербурга. Хотя градостроительная задача решалась все еще посредством постройки одного здания, это здание, как несколько позже Биржа и Адмиралтейство, сыграло крупную роль в сложении ансамбля города.
    Большого внимания заслуживает интерьер собора, в отделке которого применены скульптура, лепная орнаментика, бронза, мраморные и мозаичные полы. Огромное светлое подкупольное пространство в сочетании с протяженными колоннадами нефов, впечатляет богатством перспективных картин, как бы связывая интерьер здания и наружные колоннады в единое композиционное целое. Купол состоит из трех оболочек: наружной, образующей его конструкцию, и двух видимых в интерьере. В нижней сделано, как в Голицинской больнице Казакова и в Пантеоне Суффло, широкое круглое отверстие для света. Над отверстием на поверхности второго купола выполнена роспись, освещенная люнетами в основании купола, что создает впечатление свободного парения купола и зрительно расширяет пределы подкупольного пространства.
    В конструктивном отношении Казанский собор представляет исключительный интерес, как один из первых в истории строительства примеров металлической конструкции решетчатого купола большого пролета. Конструкция перекрытия проездов плоскими перемычками пролетом 7,8 м, как и перекрытие купола, своей смелостью вызвала сомнение в прочности у членов комиссии по постройке, в том числе такого опытного зодчего, как Старов, и была проверена на модели в одну треть натуральной величины.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню