Московская архитектура XIV—XV в. Соборы Успенский, Спаса на Бору - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Московская архитектура XIV—XV в. Соборы Успенский, Спаса на Бору

Архитктура России, Украины и Белоруссии XIV-первая половина XIX вв. > Архитектура России > Московская архитектура XIV — первой половины XV в.
    Татарское нашествие задержало развитие производительных сил Руси и установление экономических связей между ее частями, но, с другой стороны, иноземное иго привело к необходимости военного союза между отдельными русскими землями для борьбы с поработителями. Должен был появиться и политический центр русских земель, и им стала Москва. Москва, впервые упоминаемая летописями под 1147 г., а в 1156 г. ставшая крепостью в юго-западной части великого княжества Владимирского, находилась на скрещении важных торговых путей. Ее возвышение начинается с конца XIII в., когда Даниил, первый московский князь, получивший титул великого князя, начал расширять границы своего княжества. Это продолжили его преемники, особенно Иван Калита и Дмитрий Донской.
    При Иване Калите в Москве появились каменные постройки. При Дмитрии Донском, своей победой на Куликовом поле начавшем освобождение Руси от татарского ига, в камне строились не только княжеские, но и некоторые монастырские храмы, княжеские палаты и крепостные стены. Превращаясь в общерусский политический центр, Москва стала и религиозным центром Руси. В 1323 г. митрополит Петр переехал из Владимира в Москву, а его преемник Феогност окончательно обосновался здесь. Это оказало влияние на сооружение храмов, раньше других зданий начавших строиться в камне. Для своих храмов Москва заимствовала из владимиро-суздальской архитектуры тип четырехстолпного крестовокупольного покрытого по закомарам храма с тремя апсидами, куполом и иногда с тремя притворами.
    Другой характерный для этого времени вид сооружений — крепости возводились и в Московском княжестве, тем более что объединение русских земель вокруг Москвы было связано с войнами против соседних княжеств, Золотой орды и Литвы. Кремли Москвы и других городов Московского княжества были резиденцией князя, митрополита и бояр и убежищем для населения города во время нашествия врагов, чему служили здесь и монастыри-крепости.
    В условиях слабого развития производительных сил в области строительной техники московская каменная архитектура XIV — первой половины XV в. не дала ничего нового по сравнению с владимиро-суздальской. Московские постройки этого времени возводились из тесаного известняка на известковом растворе. Камень употребляли таких же размеров, как и во Владимире, но теска его была менее тщательной, а швы кладки толще.
    Возвышение Москвы влекло за собой и рост города, первоначально небольшого укрепления на вершине холма при слиянии рек Неглинной и Москвы. Это укрепление стало кремлем Москвы, а город расширялся на восток, вдоль берега Москвы-реки, сохраняя в плане форму неправильного треугольника, ограниченного реками. Территория кремля расширялась при постройке дубовых стен Иваном Калитой в 1339 г. и каменных стен Дмитрием Донским в 1367 г., и ее размеры почти достигали теперешних размеров.
    При Иване Калите первые каменные церкви определили композицию центра Кремля, Соборной площади с Успенским собором в глубине, выдвинутым к южному склону холма Архангельским собором, Ивановской церковью-колокольней на востоке и дворцом на западе, за которым находился Спасский монастырь с каменной церковью. В этой группе зданий роль композиционного центра могла принадлежать и дворцу, и Успенскому собору, а Ивановская церковь была, вероятно, и дозорной башней, и самой высокой из кремлевских построек.
    Композиционным центром Кремля служила вся центральная группа зданий, господствовавшая над окружающей ее деревянной застройкой. В конце XIV — начале XV в. появились каменные соборы Чудова и Вознесенского монастырей в восточной части Кремля, а в центральной группе — каменные Благовещенский собор, церковь Рождества Богородицы и первые каменные дворцовые палаты. Постройка Благовещенского собора на одной линии с Архангельским усилила значение Успенского собора как главного здания Соборной площади и придала ей законченный вид.
    Посад развивался по берегу Москвы-реки на восток от Кремля, и его главная, Великая улица шла параллельно реке. Вскоре он разросся на север до Неглинной, а позднейшие радиальные улицы, ведущие к Кремлю, были в XIV в. дорогами из Москвы в другие города. Возле дорог располагались села, слободы и монастыри, ставшие впоследствии частями города. Москва этого времени обладала некоторым благоустройством и имела деревянные мостовые. О застройке улиц, планировке дворовых участков и типах жилых зданий XIV — начала XV в. пока нет еще достаточных сведений. О дворцах этого времени летописи дают лишь некоторые частные сведения, сообщая о златоверхом тереме Дмитрия Донского или о фресковой росписи, выполненной в 1405 г. Феофаном Греком на каменной стене одного из дворцовых помещений. Мало сведений сохранилось и о деревянных церквах, которых в Москве того времени было, конечно, больше, чем каменных. Из летописи известно, что в Москве в 1408 г. были деревянные высокие церкви-башни.
    Представление о московской архитектуре XIV — первой половины XV в. дают каменные церкви, часть которых (1390—1420-е гг.) сохранилась до наших дней, а о более ранних можно судить по материалам археологических раскопок, старинным описаниям и изображениям.
    Во время Ивана Калиты в Москве были построены каменные Успенский собор (1326—1327), церковь-колокольня Иоанна Лествичника (1329), собор Спаса на Бору (1330) и Архангельский собор (1333), уступившие свое место позднейшим. Успенский собор, судя по летописям и изображениям на иконах, был четырехстолпным трехапсидным однокупольным зданием с тремя притворами и приделом-усыпальницей, примыкавшим к одному из них. Он повторял план собора в Юрьеве-Польском (1230—1234),имевшего такие же притворы и придел.
Московский Кремль. 1 — Успенский собор, 1326—1327 гг.; 2 —Собор Спаса на Бору, 1330 г.
Московский Кремль. 1 — Успенский собор, 1326—1327 гг.; 2 —Собор Спаса на Бору, 1330 г.
    Собор Спаса на Бору, уже в XIVв. обстроенный притворами и приделами, в первой половине XVI в. был перестроен. В XVIII в. это здание было разобрано и заменено новым, точно воспроизводившим старое. Судя по этой копии, постройка Ивана Калиты была четырехстолпной трехапсидной однокупольной с крестообразными в плане столбами, лопатками на стенах и тремя перспективными порталами. Один из древних блоков тесаного камня, вошедших в качестве строительного материала в новую постройку, покрыт плоским резным орнаментом, близким по рисунку и технике выполнения к орнаменту на камне Успенского собора в Ростове (1213—1231). В соборе Спаса на Бору были применены приподнятые подпружные арки, но неизвестно, имел ли их собор 1330 г. или они появились при перестройках XVI и XVIII вв. О существовании их в произведениях московской архитектуры второй половины XIV в. можно говорить с уверенностью.
    Сделанное в середине XVII в. Павлом Алеппским описание Успенского собора в Коломне 1379—1382 гг. говорит, что сверх закомар, венчавших основной объем, находился второй ярус закомар и третий ряд полукружий окружал основание барабана. Эти полукружия могли увенчивать пьедестал под барабаном, образованный приподнятыми подпружными арками (как в более поздних соборах в Звенигороде и Саввине-Сторожевском монастыре). Помимо этого, собор в Коломне обладал, судя по описанию, чертами владимирской архитектуры XII — начала XIII в. Это полоса рельефного орнамента на середине высоты стен, перспективные порталы и подобные им наружные откосы окон. Кроме того, в описании говорится о трех лестницах, ведущих в собор, стоявший, вероятно, на подклете и окруженный террасой на аркадах, делавшей его «как бы висячим», по словам Павла Алеппского.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню