Соборы Кемь Успенский, Верхотурье Троицкий. Церкви Кижи Преображения, Подпорожье Владимирская, Иркутск Крестовоздвиженская - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Соборы Кемь Успенский, Верхотурье Троицкий. Церкви Кижи Преображения, Подпорожье Владимирская, Иркутск Крестовоздвиженская

Архитктура России, Украины и Белоруссии XIV-первая половина XIX вв. > Архитектура России > Архитектура 1700—1750-х годов
    Строительство Петербурга в начале XVIII в. способствовало подъему экономической жизни на северо-западе России, вызвавшему оживление строительной деятельности в районах Прионежья и Заонежья. Выстроенные в северных областях страны в первой трети XVIII в. монументальные деревянные храмы были своеобразным, выражением средствами зодчества подъема национального самосознания и творческих сил народа.
   Наиболее распространенным в этих областях был возникший ранее тип деревянной шатровой церкви. Примером подобной композиции, хотя и более поздним, может служить церковь с. Ростовского (1755) Архангельской области — восьмерик на четверике (обнесенном папертью-галереей), завершенный восьмигранным шатром. В других областях обширной страны при строительстве храмов применяли иные объемнопространственные композиционные приемы, но общими чертами деревянного культового зодчества первой половины XVIII в. стали живописность композиций, изящество и праздничность их архитектурного облика. Это относится и к трехшатровому Успенскому собору (1711—1714) в г. Кеми и к Троицкой церкви (1727) в посаде Ненокса. Троицкая церковь — дальнейший шаг в развитии многошатрового монументального храма. Четыре малых шатра, симметрично группируясь вокруг крупного центрального шатра, образуют сложную многообъемную живописную композицию, характерную для северного культового зодчества этого времени.
Кемь. Успенский собор, 1711—1714
Кемь. Успенский собор, 1711—1714, реконструкция А. В. Ополовникова. Западный фасад
Кижи (Карелия). Церковь Преображения
Кижи (Карелия). Церковь Преображения, реконструкция А. В. Ополовникова. Западный фасад, план, продольный разрез
    Еще более живописна семнадцатиглавая Покровская церковь (1708) в Вытегорском погосте. Этот храм можно считать переходным звеном к композиции уникального деревянного храма Преображения (1714) в погосте Кижи (Карелия). Двадцатидвуглавый храм в основе своей состоит из восьмерика с четырьмя прирубами; грани восьмерика и уступы прирубов имеют бочки, увенчанные главами. Живописный, но в целом регулярный по построению пирамидальный объем храма гармонирует со сложным рельефом берега. Храм Преображения в Кижах — высокое достижение русского деревянного монументального зодчества. Ярусы многократно повторяющихся глав и изгибающаяся поверхность бочек в сочетании с гранями рубленых стен создают неповторимое своеобразие этого сооружения.
Кижи. Церковь Преображения, 1714 г
Кижи. Церковь Преображения, 1714 г. Вид с северо-востока
Село Подпорожье (Архангельская область). Владимирская церковь, 1743 г
Село Подпорожье (Архангельская область). Владимирская церковь, 1743 г
    В первой четверти XVIII в. широко распространились появившиеся еще в предшествующем столетии деревянные храмы, различные по композиции и форме завершений. Разновидность местных онежских форм представляет Владимирская церковь (1743) села Подпорожья Архангельской области, в которой сделана попытка связать пятиглавие с формой кубоватых церквей.
    Продолжалось также строительство и шатровых храмов, из которых можно назвать «двадцатистенную» Богородицкую церковь (1726) в селе Заостровье, Ильинскую (1729) в Юромско-Великодворском погосте. Сооружались и простые храмы клетского типа, например Никольская церковь (1708) в селе Уйма, Троицкая церковь (1714) в Елгомском погосте, покрытая бочечной крышей. В монументальном деревянном зодчестве севера середины века также усиливается тяготение к живописности композиции, обогащению объема и силуэта здания. Это было средством выражения в деревянном зодчестве прогрессивных тенденций каменной, «строгановской» и «нарышкинской» архитектуры.
    В каменном культовом зодчестве провинции первой половины XVIII в. архитекторы продолжали поиски новых композиционных приемов и средств художественной выразительности. При сохранении прежней организации планов видоизменялись завершения церквей и убранство их фасадов, создавались новые архитектурные формы, применялись традиционные приемы их выполнения в кирпиче. Появились местные формы храмов в Суздале, на севере (Тотьма, Великий Устюг), в Нижнем Поволжье, Прикамье, Приуралье, Сибири.
    Интересен, например, Троицкий собор (1703) в г. Верхотурье, расположенном на великом в то время торговом пути в Сибирь. При традиционной общей композиции (собственно храм с примыкающей к нему с запада трапезной частью и колокольней) все сооружение впечатляет своей новизной, своеобразием пятиглавого завершения восьмерика. Здесь удачно использован ордер («большой» ордер четверика) и скомпонованы великолепные изразцовые наличники окон и порталов.
Верхотурье. Троицкий собор, 1703 г
Верхотурье. Троицкий собор, 1703 г. (обмеры П.А. Тельтевского)
    Общая композиция храма, его конструктивные особенности, детали декоративного убранства — все свидетельствует о том, что зодчий, возводивший это сооружение, был знаком и с последними достижениями столичной архитектуры.
    Крестовоздвиженская церковь в Иркутске (1758—1760) выделяется своим объемным построением и необычайно пышным декоративным убранством. План основного храма традиционен: небольшой четверик с трехгранной алтарной пристройкой имеет с западной стороны трапезную с двумя приделами и крупную многоярусную колокольню, подобно храмам XVII в. Традиционная плановая схема не помешала безвестному, но талантливому зодчему создать оригинальную композицию сооружения. Сильно развитый в высоту двухсветный четверик перекрыт вытянутым восьмигранным сомкнутым сводом, в который врезается второй, меньший восьмерик, перекрытый таким же сводом, завершенным третьим восьмериком. В низкой, но обширной трапезной части храма — четыре внутренних столба, над которыми возведены две симметрично расположенные башни приделов, придающие большую живописность всему сооружению.
Иркутск. Крестовоздвиженская церковь, 1758—1760 гг. Южный фасад
Иркутск. Крестовоздвиженская церковь, 1758—1760 гг. Южный фасад
Иркутск. Крестовоздвиженская церковь, 1758—1760 гг. План 1-го этажа, фрагмент фасада
Иркутск. Крестовоздвиженская церковь, 1758—1760 гг. План 1-го этажа, фрагмент фасада
    Исключительно богато убранство фасадов Крестовоздвиженской церкви. Карнизы, оконные и дверные наличники, горизонтальные членения выполнены из фасонного кирпича в виде чрезвычайно измельченных профилей и тяг с множеством изгибов, раскреповок, создающих разнообразные светотеневые эффекты.
    Русская архитектура с начала XVIII в. вступает в новый этап своего развития. Изменения в архитектуре были вызваны глубокими преобразованиями в экономической, общественной и культурной жизни страны.
    Критерием ценности архитектуры, приобретавшей важное общегосударственное значение, становится ее целесообразность и практическая оправданность с точки зрения интересов государства. Этим определялось резкое увеличение объема утилитарного строительства при одновременной утрате монументальным культовым зодчеством своего ведущего положения. На первое место выдвигается градостроительство (строительство Петербурга, новых городов, перестройка старых, исторически сложившихся русских городов), строительство производственных и общественных сооружений, жилых домов.
    Более четко особенности архитектуры начала XVIII в. проявились в сооружениях передовой петербургской школы: это ясность и логичность построения, простые и строгие формы с пластически насыщенными, но немногочисленными барочными деталями, широкое использование заново осмысленного классического ордера, который стал основой композиции сооружения.
    На становлении стиля русского зодчества этого периода не могла не отразиться более тесная, чем ранее, связь с западноевропейской архитектурой, продолжается активный процесс развития стиля барокко. Наряду с утверждением нового направления в русской архитектуре, проявившимся в застройке Петербурга, происходила эволюция форм и приемов зодчества предшествующего времени. Так например, в архитектуре Москвы наряду с появлением новых типов жилых домов, развивается анфиладность в планировке зданий дворцового типа, наметившаяся еще в богатых каменных палатах конца XVII в.
    В культовом зодчестве Москвы и Подмосковья на базе традиционных типов храмов возникали новые приемы композиции культовых сооружений, которые, в частности, позволяли создавать свободные, не затесненные внутренними столбами, центрически построенные интерьеры зального характера.
    В провинции, где в первой четверти XVIII в. строительство значительно сократилось, архитектура отличалась неравномерностью развития, отставала от передовой петербургской архитектуры и была более тесно связана с техническими и художественными традициями зодчества XVII в.
    В первой четверти века ведущими были производственное строительство, градостроительство, в середине же века это значение приобретает дворцовое и культовое строительство. Главное внимание зодчих обращалось на создание представительных дворцов, что неминуемо приводило к снижению роли общественных зданий города.
    В середине XVIII в. наступает блестящий расцвет стиля барокко. Задача создания представительной архитектуры дворцов обусловила декоративность и эмоциональную насыщенность облика сооружений, — главным образом, дворцов знати и самого царя, — призванных утверждать исключительность дворянства как господствующего класса.
    Русская архитектура середины XVIII в. стала крупным явлением в европейском зодчестве своего времени. Выдающиеся сооружения — Большой Царскосельский дворец, ансамбль Смольного монастыря и др. по праву считаются памятниками архитектуры барокко мирового значения.
    В архитектуре этого времени нашли свое отражение общенациональные, патриотические идеи, проявившиеся в монументальности и торжественном облике ряда выдающихся сооружений, отмеченных не только богатством внешнего и внутреннего убранства, но и широтою замысла, грандиозностью масштабов, ясностью и простотой планировки и объемных построений, идущей от рационализма архитектуры предшествующего периода. Эти черты, характерные для русского барокко середины XVIII в., подготовляли переход от него к следующему этапу развития русской архитектуры.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню