Градостроительство XVII в. Планировка городов. Планы монастырей - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Градостроительство XVII в. Планировка городов. Планы монастырей

Архитктура России, Украины и Белоруссии XIV-первая половина XIX вв. > Архитектура России > Архитектура второй четверти — конца XVII в.
    Градостроительство. Наиболее крупные города России XVII в., включая и Москву, сложились задолго до этого времени и сохранили свою планировочную структуру с сетью улиц, площадями, кольцами укреплений, противопожарными разрывами между отдельными районами и крупными административными и общественными зданиями или архитектурными ансамблями кремлей и монастырей, бывшими композиционными центрами городов или их частей.
Москва. Панорама Кремля
Москва. Панорама Кремля (с гравюры Пикара 1715 г.)
    Поэтому рост городов в XVII в. происходил за счет роста окружавших их слобод, возникновения новых слобод и поглощения городом примыкавших к нему сел и деревень. Планировка новых, периферийных частей городов была развитием сложившейся ранее планировки центральных частей — удлинялись радиальные улицы, переходившие в дороги, ведущие в другие города, перпендикулярные им (если позволял рельеф места) переулки делили территорию на кварталы. В относительной прямизне улиц этих частей городов, в однородности размеров и очертаний дворовых участков, а иногда и кварталов наблюдалось стремление к регулярности. Некоторая однородность застройки придавала новым слободам известного рода архитектурное единство. Иногда над однородной рядовой жилой застройкой возвышалась деревянная или каменная церковь, выделявшаяся высотой, композицией и убранством фасадов.
    В некоторых городах, в частности в Москве, в XVII в. вытеснение слобожан беломестцами привело к увеличению размеров дворовых участков, а иногда и к укрупнению кварталов. Более значительные изменения в облике старых частей городов произошли в XVII в. в связи со строительством новых крупных сооружений, занимавших целые кварталы. Такими зданиями были гостиные дворы (в Москве, Новгороде, Гурьеве, Архангельске, Тобольске), крупные промышленные здания, вроде московского печатного двора и монетных дворов в Китай-городе и в Кадашевской слободе, и административные здания. Так, земский приказ на Красной площади в Москве замкнул северную часть площади, подобно тому как на юге она замыкалась Покровским собором, но был ориентирован главным фасадом в сторону монетного двора. Эти два здания, расположенные на одной оси и родственные друг другу по ордерному убранству фасадов, образовали единый архитектурный ансамбль с Воскресенскими воротами, к которым выходил проезд между ними и которые в XVII в. были увенчаны двумя шатровыми башенками.
   В провинциальных городах местными композиционными центрами были воеводские дома с подсобными зданиями, что составляло целый комплекс, занимавший значительную территорию (Новгород).
   Определенное градостроительное значение имели и архиерейские дома, где кроме самого дома была и церковь (а иногда и несколько церквей), и служебные постройки, и стены с башнями (Ростов, Вологда, резиденция крутицких митрополитов в Москве). Архиерейский двор строился рядом с собором и колокольней и составлял с ними ансамбль, подчиняющий прилежащие части города. Обычная для XVII в. постройка высоких колоколен при соборах и в монастырях и надстройка шатровых верхов над крепостными башнями также была связана с ростом городов. Это было необходимо как для удобства обзора и для распространения колокольного звона на далекие расстояния, так и для приведения внешних размеров этих зданий в соответствие с растущими размерами города.
    О значении, которое имели для облика русского города XVII в. церкви и колокольни, можно было еще недавно судить по застройке берегов рек в таких городах, как Вологда или Ярославль, где эти здания, возвышаясь над жилой застройкой, вносили в нее известную организованность и упорядоченность. В то же время XVII век внес большую регулярность и в застройку сложившихся ранее архитектурных ансамблей. Такое значение для Соборной площади Московского Кремля имела постройка патриаршего дома, замкнувшего ее северную сторону, а для Ивановской площади — постройка нового здания приказов.
    То же наблюдалось и при перестройке старых монастырей, где крепостные стены получали более правильные, чем раньше, очертания (Иосифов-Волоколамский монастырь), а застройка центров становилась более регулярной, как в московском Новодевичьем монастыре, где трапезная и колокольня конца XVII в. были размещены на одной оси с собором XVI в. Вновь возведенные в XVII в. монастыри уже имели ограды, образующие в плане правильный прямоугольник, и застраивались зданиями, оси которых были параллельны стенам ограды (Флорищева пустынь), а в конце столетия появились и такие регулярные комплексы, как московский Донской монастырь, где стены в плане имели вид квадрата, башни размещались с равными интервалами, ворота занимали середину северной и западной стен, а на пересечении проходящих через них осей квадрата был возведен новый собор.
Планы монастырей
Планы монастырей: 1 — Иосифов-Волоколамский; 2 — Новодевичий; 3 — Флорищев; 4 — Донской; 1 — собор, 2 — трапезная; 3 — колокольня
    Новые города в XVII в. строились в большем количестве, чем раньше, как на юге и юго-западе страны, так и на востоке. На юге и юго-западе это было связано с продвижением на юг засечной черты и с воссоединением с Россией части Украины. С 1636 г. начинается строительство Козловско-Тамбовской и Белгородской линий городов-крепостей, причем новый порядок заселения их обедневшими и записанными в крестьяне служилыми людьми, которым предоставлялось право ухода от помещиков и вотчинников, обеспечил их устойчивым и достаточно многочисленным населением. С 1648 г. строится Симбирская черта — от Симбирска через Инсар до Тамбовской черты, с 1652 г. — Белый Яр, Новошешлинск, Заинек, Мензелинск и другие города Закамской черты, а в 1660-х гг. города южной Симбирской черты — Пенза, Сызрань и Саранск.
    Новые города на юге и юго-западе состояли из крепости и примыкающих к ней слобод для стрельцов, солдат, казаков, пушкарей, ямщиков и т.п. Выбор места для городов диктовался и военными соображениями, и необходимостью обеспечить их население землей, годной для сельского хозяйства, нередко города располагались на крутых берегах рек, при слиянии их, т.е. в местах, защищенных самой природой и влиявших на особенности планировки городов.
    В большинстве городов крепость имела в плане вид правильного прямоугольника, и планировка как внутренней части ее, так и слобод имела регулярный характер. Улицы, если позволял рельеф местности, были прямыми, а кварталы прямоугольными с более или менее одинаковой шириной, дворовые участки также имели правильную форму и одинаковые размеры (в слободах в пределах 6—8x10—15 сажен, а в крепости «осадные дворы» 3—31/2X4—5 сажен). В некоторых случаях направление улиц к реке и параллельно ей или на соседние города нарушало прямоугольную сетку и делало часть кварталов косыми, но стремление к регулярности сохранялось и здесь в прямизне улиц и правильных очертаниях торговой площади, располагавшейся возле крепости. Иногда (Суджа, Лебедин) регулярную планировку имели лишь крепость да прилегающая к ней часть посада, окружавшаяся иногда рвом и валом, а слободы имели планировку, соответствующую рельефу местности и независимую от планировки центра.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню