Градостроительство. Крепостная архитектура. Деревянное зодчество XVII в. Иосифов-Волоколамский монастырь Петровская и Старицкая башни, Кириллов-Белозерский монастырь Московская башня, Москва Спасская башня Кремля - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Градостроительство. Крепостная архитектура. Деревянное зодчество XVII в. Иосифов-Волоколамский монастырь Петровская и Старицкая башни, Кириллов-Белозерский монастырь Московская башня, Москва Спасская башня Кремля

Архитктура России, Украины и Белоруссии XIV-первая половина XIX вв. > Архитектура России > Архитектура второй четверти — конца XVII в.
    Значительные градостроительные работы велись в XVII в. в Сибири, границы которой подвинулись на восток. Здесь строились не только города-крепости, но и главные административные и торговые центры. Возникшие в конце XVI в., через некоторое время они стали крупными городами с сложившейся планировкой. Сибирские города, о планировке и застройке которых дают хорошее представление чертежи в «Чертежной книге Сибири», составленной на рубеже XVII и XVIII вв. Семеном Ремезовым, являются примерами регулярно распланированных русских городов XVII в., создававшихся в различных природных условиях и обладавших различными размерами.
   В Пелыми и Красноярске к правильным прямоугольникам крепостей примыкает (с одной или с двух сторон) посад, окруженный острогом, также прямоугольным в плане, и дома внутри острога размещены правильными, параллельными рядами. В других городах, как в основанных еще в конце XVI в. Тюмени и Тобольске, их естественные границы и рельеф позволили применить прямоугольную сетку улиц лишь частично, о чем уже было сказано в предшествующей главе. То же наблюдалось и при расширении этих городов в XVII в.
    Тобольский кремль в конце этого века подвергся реконструкции, причем расширение его территории, снос некоторых старых и постройка новых зданий сделали его застройку более регулярной и свободной. Архитектурной целостности Тобольска помимо регулярной планировки верхнего посада и господствующего положения кремля с расположенным рядом меновым двором должна была способствовать и застройка части его улиц жилыми домами, выходящими на красную линию.
    Они возводились по типовым проектам, разработанным вместе с известными приемами застройки улиц в самом начале XVIII в., выступавшим здесь уже в качестве архитектора Семеном Ремезовым.
Планы городов
Планы городов. 1 — Красноярск (чертеж конца XVII в.); 2 — Козлов; 3 — Таганрог (чертеж конца XVII в.)
    Мастера-градодельцы XVII в. (Иван Андреев, Федор Сухотин и др.) были не только строителями укреплений, но и градостроителями в близком к нашему пониманию этого слова. Они выбирали места для постройки городов, учитывая и стратегические факторы и интересы населения, для которого они делали планировку посада, а иногда и слобод, и нарезку дворовых участков.
    Чертеж в их работе играл все большую роль, и количество чертежей по отдельным городам доходило до восьми-девяти. В то же время возрастало значение чертежа как документа о городе, хранящегося в центральных учреждениях. В разрядном приказе во второй половине XVII в. было более 250 чертежей городов, часть которых восходила еще к началу XVI в. Чертеж господствует и в плане Таганрога 1699 г. с его совершенно правильной радиальной и прямоугольной сеткой улиц, в плане, в равной степени относящиеся к XVII и XVIII вв.
Тобольск. 1 – план центра города; 2 – проект реконструкции Кремля конца XVII в. С.Ремизова
Тобольск. 1 – план центра города; 2 – проект реконструкции Кремля конца XVII в. С.Ремизова
    Крепостная архитектура. Строительство крепостей продолжало играть значительную роль в русской архитектуре XVII в. События начала столетия показали, что нужно было заботиться о безопасности городов, находящихся даже в центре страны, а возобновившееся с середины века расширение границ России на западе, юге и востоке также требовало постройки крепостей для защиты новых владений. На западе подновлялись и укреплялись существовавшие крепости русской и польской постройки. На юге на засечной черте возникали новые укрепленные города на всем ее протяжении от Нижнего Заволжья до Слободской Украины. В Сибири крепости, рассчитанные на сопротивление незнакомому с огнестрельным оружием местному населению, строились почти исключительно из дерева (каменными были только крепости Кузнецка и Тобольска).
    В европейской части страны каменные городские крепости были выстроены в Можайске (1624—1626) и в Вязьме (1629—1633). В Ярославле в 1658—1668 гг. строились каменные башни деревоземляных городских укреплений, а вообще каменные крепостные стены все более становились уделом монастырей, где они начали утрачивать оборонительные свойства, приобретая зато большую нарядность. Повышение мощности осадной артиллерии заставляло отдавать предпочтение земляным валам с бастионами, которые уже с начала XVI в. возводились на западе, а с 1530-х гг. появились и в России.
Ростов. План крепости
Ростов. План крепости
    Первыми строителями таких укреплений в России XVII в. были иностранцы, вроде голландского инженера Яна ван Роденбурга (Яна Корнилова),построившего в Ростове в 1630-х гг. сохранившиеся до сих пор земляные валы в виде неправильного многоугольника с девятью бастионами. Вскоре появились и русские специалисты по постройке таких крепостей, вроде «Уланки горододельца, ученика Яна Корнилова».
    На засечной черте и в Сибири строились более архаичные деревянные и деревоземляные укрепления. Чертежи некоторых крепостей засечной черты, сохранявшихся еще в XVIII в., и изображения деревянных крепостей в «Чертежной книге Сибири» С. Ремезова говорят о том, что в XVII в. они следовали старым типам тына с рублеными башнями и двумя ярусами бойниц стен из засыпанных землей городней или тарас с дополнительным ярусом навесных бойниц (щель между стеной и нависающим над ней парапетом-заборалом верхнего хода) и более высокими рублеными в лапу шатровыми башнями, квадратными, шести- и восьмиугольными в плане.
    Такие башни сохранились в Якутске (Якутский острог, 1683), одна из которых, надвратная, имеет наружный закрытый балкон, нависающий над воротами, а также в Илимске и в Братском остроге — сейчас в музее села Коломенского под Москвой. Сюда же перевезена и башня ограды Николо-Корельского монастыря (1691 —1692) — сооружение, наполовину утратившее свои оборонительные свойства. Прорезанный воротами четверик увенчан восьмериком, шатровой крышей и дозорной вышкой. Эта башня не имеет бойниц, а повал на середине высоты восьмерика служит лишь опорой для стропильных ног шатра.
    Иногда деревянные рубленые стены делались облегченной конструкции. Так, в стенах города Коротояка на Засечной черте городни были засыпаны землей через одну, а от промежуточных остались лишь лицевые стенки, за которыми стояли пушки. В остроге в Красном Яру, в низовьях Волги (1648), городни были треугольными в плане. Такие стены предназначались для отражения набегов кочевников огнем через многочисленные бойницы.
Деревянное зодчество XVII в
Деревянное зодчество XVII в. 1 — Якутск. Башня острога (1683); 2 — Николо-Карельский монастырь Архангельской области. Надвратная башня (1691 — 1692); 3 — Красный Яр, Астраханской обл. Башня острога (1648); 4 — Олонец, Карелия. Крепостные стены (1649); 5 — Маркушевский монастырь. Ворота (XVII в.)
    В XVII в. навесные бойницы на каменных стенах стали применять чаще, чем в XVI в., а у некоторых стен делали и промежуточный, третий ярус бойниц. Таковы стены «нового города» в Кирилловом-Белозерском монастыре (1633—1666), имеющие изнутри два яруса ходов на аркадах (местами внизу устроены жилые помещения для гарнизона). Кроме того, здесь и в башнях Спасо-Прилуцкого монастыря близ Вологды (закончены в 1656 г.) каменные дозорные вышки опираются на восьмигранные «столпы», стоящие посередине башни.
   XVII век знал ворота с фланкирующими башнями, свойственные Ростову (ворота ограды митрополичьей резиденции 1670—1680-х гг. и Борисоглебского на Устье монастыря) и Верхнему Поволжью (Паисиев монастырь близ Углича, Толгский монастырь близ Ярославля). Наконец, в XVII в. появились каменные шатры крепостных башен, возводимые одновременно с ними (стены Иосифова-Волоколамского монастыря, 1670-х гг., мастер Трофим Игнатьев) или надстраиваемые над старыми башнями (в Москве — в Кремле в 1670—1680-х гг., Китай-городе и Симоновом монастыре).
Кириллов-Белозерский монастырь. Московская башня
Кириллов-Белозерский монастырь. Московская башня, 1633—1666 гг.
Иосифов-Волоколамский монастырь. Петровская и Старицкая башни
Иосифов-Волоколамский монастырь. Петровская и Старицкая башни, вторая половина XVII в., мастер Трофим Игнатьев
Москва. Спасская башня Кремля
Москва. Спасская башня Кремля
    Спасская башня, главный въезд Кремля, первой получила новый верх в 1624—1625 гг., одновременно с устройством английским механиком X. Галовеем новых часов для нее. Вместо зубцов появилась легкая аркада, окружающая двухъярусный верх, четырехгранный внизу и восьмигранный вверху, с открытыми пролетами звона и стройным шатром. В нарядном убранстве верха старые мотивы, вроде килевидных завершений арок, сочетались с фиалами, ордером и статуями. Остальные башни Кремля (кроме Никольской) получили свои верхи в 1670—1680-х гг.: Троицкая — подобный верху Спасской башни, Боровицкая — похожий на шатровую колокольню, а остальные башни — четырех- и восьмигранные шатры с дозорными вышками, причем их зубцы были заменены невысокими парапетами с ширинками.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню