Архитектура 1840—1850-х гг. XIX в. Особенности развития 2. Образцовые фасады жилых домов серий 1843—1856 гг. - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Архитектура 1840—1850-х гг. XIX в. Особенности развития 2. Образцовые фасады жилых домов серий 1843—1856 гг.

Архитктура России, Украины и Белоруссии XIV-первая половина XIX вв. > Архитектура России > Архитектура 1840—1850-х гг. XIX в.
    Второе тридцатилетие XIX в. отмечено как появлением новых отраслей промышленности, так и развитием ряда старых. Но масштабы и характер строительства промышленных зданий этого периода не всегда соответствовали интенсивности развития той или иной отрасли промышленности или ее значению в процессе промышленного переворота. Так, предприятия главнейшей в это время хлопчатобумажной промышленности, первой по количеству занятых людей, по использованию вольнонаемного труда, применению машин и паровой тяги, размещались на первых порах в примитивных зданиях, на формах которых специфика производства почти не отражалась.
    С другой стороны, в архитектуре металлургической промышленности Урала, хотя она и испытывала в это время по сравнению с периодом 1751—1760 гг. заметный спад, принципы классицизма — стиля больших ансамблей — вновь нашли широкое применение. Этот недолгий период равновесия между функциональными требованиями производства и архитектурным строем промышленных сооружений оказался возможным в силу сравнительно небольших габаритов и известной примитивности заводского оборудования, благодаря которым формы и размеры производственных зданий оставались обычными для архитектуры рассматриваемого времени.
    Этому способствовала и гибкость зрелого классицизма как стилевой системы с широко разработанной шкалой соотношений главного и второстепенного, ордерной дисциплиной и сдержанностью в применении средств архитектурной выразительности. Но архитектура уральских, как и алтайских, металлургических заводов 20—40-х гг., несмотря на ее высокий уровень, осталась в стороне от основного пути развития промышленной архитектуры, предопределенного неуклонным ростом капиталистических отношений.
    Центром текстильной промышленности, составлявшей почти 94% всех предприятий города, была Москва. Крупные механические предприятия начали создаваться с первых шагов развития бумагопрядильной промышленности, которая во многих случаях размещалась также в селах и поселках. Иногда для фабрик использовались и существовавшие здания. Московские предприятия занимали в начале 40-х гг. около 1300 зданий, больше половины которых были деревянными, одноэтажными. Бок о бок с предприятиями, располагавшимися в нескольких корпусах, лепились маленькие мастерские в одноэтажных деревянных домах. В 1853 г. в Москве действовало 866 промышленных предприятий, опоясывавших ее с запада, юга и востока полукольцом, по течению Москвы-реки и Яузы.
    В Петербурге внедрение и производство машин шло интенсивнее, чем в других промышленных центрах страны, включая московский район. Наиболее существенную роль в 40—50-х гг. здесь стало играть текстильное производство — самая прибыльная отрасль, привлекавшая частные капиталы. К 60-м гг. в Петербурге насчитывалось 52 крупных предприятия текстильной промышленности, среди них такие большие, как Невская бумагопрядильная мануфактура (1833), Российская бумагопрядильная мануфактура (1835), в 30—40 гг. крупнейшая в России, Новая бумагопрядильная мануфактура (1844).
    Повышение земельной ренты заставляло не только переводить предприятия из центральных районов города на его окраины, но и ограничивало площадь, занимаемую фабричными корпусами. Строившиеся в Петербурге в 40— 50-х гг. огромные фабрики утратили характер фабрик-усадеб: они представляли собой лишь совокупность производственных цехов с обслуживающими помещениями, в то время как рабочие переселялись в дома, строившиеся поблизости, либо в деревянные лачуги, либо в многоэтажные, казарменного типа корпуса без каких-либо коммунальных удобств.
    Первая половина XIX в. в России характеризуется относительно медленным (по сравнению со второй половиной XVIII в.) ростом городов. Об этом свидетельствует и появление в 30—40-х гг. ряда указов и постановлений, направленных на поощрение притока населения в города и местности, в которых прокладывались шоссейные дороги, особенно в районах, до этого времени слабо заселенных. Различные льготы предоставлялись в городах тем, кто обзаводился домами. Упорядочению застройки города способствовала и система выдачи пособий застройщикам. Одной из мер регулирования городского строительства был контроль за постройкой домов согласно утвержденным «образцовым» фасадам.
Образцовые фасады жилых домов серий 1843—1856 гг
Образцовые фасады жилых домов серий 1843—1856 гг., изданных Главным управлением путей сообщения и публичных зданий:
1 — деревянный дом в уездном городе; 2 — каменный городской дом
    Новые серии фасадов жилых домов продолжали выпускаться в 1840—1841 гг., в 1843—1854 гг. и в 1855—1856 гг. Но в отличие от проектов начала века эти проекты уже не согласовывались с градостроительными планами.
    В них отсутствовали и связь между отдельными типами зданий (что делало невозможным их комплексное использование), и общие одинаковые элементы, варьирование которых создавало разнообразие типов зданий, позволяя сохранить в то же время единство ансамбля.
    Эти серии «образцовых» фасадов отразили, с одной стороны, огрубение и вырождение форм классицизма, а с другой — распространение эклектических форм, постепенно разрушавших старую стилевую систему.
    Обязательность применения «образцовых» фасадов раньше всего была отменена для жилых зданий (1858 г.). Но если можно считать, что в 60-х гг. типовое проектирование в основном сходит на нет, то в отдельных областях строительства (путей сообщения, школ, больниц, казарменных зданий, тюрем) оно продолжается до XX в. «Нормальные» (как их стали называть с 40-х гг.) проекты и после отмены их обязательности еще долго служили образцами для руководства.
    Таким образом, в 40—50-х гг. роль образцового проектирования суживается и заметно ослабевает государственный контроль над частным строительством. Связь последнего с градостроительным планом и значение его в комплексной застройке наряду с общественными сооружениями постепенно утрачиваются. Теряют свою регулярность (благодаря усиливающемуся раздроблению) участки, предназначенные для обывательских домов.
    Развитие доходного дома как массового типа жилища — одна из наиболее характерных черт рассматриваемого периода. Оно продолжается в это время по двум линиям: формирования секционного типа городского дома и приспособления индивидуального жилого дома под сдачу внаем (см. статью Е.И. Кириченко «Доходные жилые дома Москвы и Петербурга (1770—1830). Сб. «Архитектурное наследство», № 14. М., 1962).
    Городская застройка Петербурга и Москвы на протяжении 40—70-х гг. изменялась незначительно. В Москве даже в 60-х гг. застроенные участки занимали меньше 1/3 городской территории. Это обилие свободных пространств обусловило строительство небольших доходных домов, повторявших типичный для первой трети XIX в. вариант четырехквартирного доходного дома в два этажа с небольшими изменениями: с конца 40-х гг. дома строились без галерей, с пристроенными со двора или внутренними лестничными клетками, с парадным и черным входами.
    Эти дома к середине века представляют собой уже вполне сложившийся тип многоквартирного жилого дома, несмотря на то что по своей планировке и размерам квартир они еще близки особнякам первой трети века. Дома на 4—8 квартир возводились в Москве вплоть до 90-х гг. XIX столетия и предшествовали появлению многоэтажных секционных домов. Дома, подобные московским, и их местные варианты были распространены и в застройке провинциальных городов России, Украины, Прибалтики.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню