Архитектура 1840—1850-х гг. XIX в. Общественные здания. Присутственные места. «Частные дома». Здания Приказа общественного призрения - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Архитектура 1840—1850-х гг. XIX в. Общественные здания. Присутственные места. «Частные дома». Здания Приказа общественного призрения

Архитктура России, Украины и Белоруссии XIV-первая половина XIX вв. > Архитектура России > Архитектура 1840—1850-х гг. XIX в.
    В провинциальных городах общественные здания (и в первую очередь административные) еще долго по традиции располагались так, что они формировали и закрепляли геометризованные пространства площадей. Среди таких зданий одно из первых мест занимали присутственные места, находившиеся, как правило, вблизи собора или в архитектурной взаимосвязи с ним. Объединение на одной площади присутственных мест и торговых рядов чаще встречается в уездных городах, где имелась одна городская площадь. В середине XIX в. торговые ряды стали строиться вне главной площади и часто заменялись магазинами.
Присутственные места. «Образцовые» проекты
Присутственные места. «Образцовые» проекты.
1 — проект начала XIX в. — генеральный план, фасад; 2 — проект 1845 г. — генеральный план, план 1-го этажа, фасад
    С начала XIX в. здания присутственных мест (в состав которых входили уездный и земский суды, городническое правление, архивы и канцелярии, а с 20-х гг. и тюремные помещения) образуют комплексы построек с подсобными помещениями, включавшими флигеля пожарной службы, и внутренними дворами. До 40-х гг. в главном здании находились и квартиры городничего и казначея со своими службами.
    По типовым проектам 1828—1829 гг. или с незначительными отступлениями от них строились здания присутственных мест во многих уездных городах в конце 30-х гг. Выпущенные в 1845 г. и затем в 1859 г. проекты уже не рассчитывались на оформление главной площади города. Несмотря на значительные размеры здания, общий композиционный прием примитивен в обоих вариантах проекта, так же как и внутренняя планировка корпусов, фасады которых отличаются казарменной монотонностью. Дань новым стилистическим веяниям в них — отсутствие архитектурно выделенного центра, нейтральный характер фасадной плоскости.
    Типичным зданием для города рассматриваемого времени был дом «городской части»: учреждения, объединявшего функции полиции, пожарной службы и в известной мере здравоохранения, поскольку в состав его помещений входила также небольшая больница или хотя бы комната для повивальной бабки (по закону беднейшая часть населения могла получать здесь медицинскую помощь бесплатно).
    Помимо основных групп помещений (полицейских и пожарных) значительную часть хозяйства «городской части», или так называемого «частного» дома, занимало жилье: казармы пожарных и «мушкатеров» холостых и женатых, «рабочих людей», квартиры брандмейстера, частного пристава, штаб-лекаря, повивальной бабки, чиновников. Сюда же включались службы (конюшни, сараи, погреба), вместе с главным зданием составлявшие комплекс усадебного характера, часто располагавшийся в нескольких корпусах на довольно обширной территории.
    Многочисленные «частные дома» Москвы не имели какого-либо единого образца и часто размещались в уже существовавших зданиях, перестроенных и приспособленных для новых нужд. Но эти дома обладали многими типическими чертами и общностью основных композиционных приемов. В тех случаях, когда это позволял участок, композиция носила регулярный характер: в середине на красной линии улицы располагался более крупный объем главного здания, завершенный башней-каланчой, по его сторонам — небольшие флигеля. Службы размещались в глубине участка, обычно по его периметру. Общественный характер здания (нередко украшенного портиком) подчеркивался сознательно: если даже на улицу выходил служебный корпус, его фасад центральноосевой композицией и портиком маскировал утилитарность самого помещения, как, например, в Сретенском частном доме (1837—1841), где на улицу выходили конюшни.
Москва. «Частные дома» по чертежам конца 1830-х гг
Москва. «Частные дома» по чертежам конца 1830-х гг.
1 — Яузский; 2 — Пятницкий; 3 — Сретенский
    «Частные дома», не одинаковые по размерам, различались и степенью парадности своей архитектуры, но своеобразие их внешнего облика, связанное с завершением здания каланчей, заметно выделяло их среди рядовой застройки.
    Не слишком многочисленную, но не лишенную интереса группу зданий представляют собой заведения Приказа общественного призрения. К ним относились больницы, богадельни, сиротские приюты, дома умалишенных, а также смирительные и «работные» дома. Переплетение начал благотворительности с функциями полицейского воздействия на «опасные» элементы населения было отличительной чертой этих учреждений, часто сочетавших в одном комплексе дом призрения и смирительный дом с режимом, близким к тюремному.
    Проекты комплексов зданий Приказа общественного призрения нередко предполагали размещение застройки на значительной территории с обширными садами и дворами, вокруг которых группировались основные и подсобные корпуса, объединенные в цельный, регулярный по композиции комплекс. Но обычно строилась лишь часть ансамбля по более упрощенной и сокращенной программе, включавшей постройку больницы и богадельни. Подобно «частным» домам здания приказа общественного призрения имели большое количество подсобных помещений, которые находились в отдельных флигелях и вместе с жильем персонала составляли обширное хозяйственное целое.
Здания Приказа общественного призрения
Здания Приказа общественного призрения.
1 — проект больничного комплекса в Каменце-Подольском (1837), генеральный план: I — богадельня; II — больница; III — дом умалишенных; IV — прачечная; V — бани и службы; VI — жилье персонала; 2 — «Образцовый» проект больницы и богадельни для уездных городов (1852); 3 — проект городской больницы в Кишиневе (1840); 4 — в Шуе (1837); 5 — в Можайске (1836)
    Художественный уровень архитектуры больничных зданий, как и многих других общественных зданий, заметно снижается к середине века. Вместе с тем их некоторые черты небезынтересны, так как отражают определенный этап в формировании типа рядового общественного здания. Если проектировалось одно здание, для него еще часто использовалась усадебная схема центрального корпуса с двумя боковыми флигелями, выступающими вперед (причем ограда, соединяющая их с главным зданием плавной кривой, образовывала небольшой курдонер).
    Но уже встречаются отклонения от принципов классицизма, особенно заметные в больших комплексах, как, например, больничном комплексе в Каменце-Подольском, где ансамбль не имеет композиционного центра: его главная ось проходит между двумя одинаковыми корпусами больницы и богадельни. Так же довольно распространенной была схема плана, близкая к плану образцового проекта присутственных мест, включавшего главный корпус, расположенный по красной линии улицы, и подсобные флигеля в глубине обнесенного оградой участка.
    План главного здания по очертаниям чаще всего представлял собой прямоугольник, иногда перевернутую букву П с двухсторонним размещением комнат. Помимо центрального входа с главной лестницей дополнительные входы устраивались с торцов. Односторонняя застройка коридора и размещение уборных в основном корпусе, так же как и ванных комнат с ваннами и водогрейкой, практикуемые с конца 30-х гг., получают все большее распространение. Фасадная плоскость этих зданий, не имеющая выделенного центра, приобретает нейтральный характер, появляются сдвоенные окна. Приемы, идущие от классицизма, переплетаются с иными приемами, обусловленными изменившейся функциональной структурой здания. В 30—40-х гг. нередки случаи приспособления жилых домов под небольшие больницы.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню