Архитектура 1810—1830-х годов. Градостроительство провинции и архитектура ее общественных комплексов. Кострома. Образцовые проекты. Планы промышленных городов Урала и Сибири: Нижний Тагил, Кыштым, Екатеринбург, Верхняя Салда. Планы городов системы военных поселений: Вольск, Моздок, Нахичевань, Кизляр - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Архитектура 1810—1830-х годов. Градостроительство провинции и архитектура ее общественных комплексов. Кострома. Образцовые проекты. Планы промышленных городов Урала и Сибири: Нижний Тагил, Кыштым, Екатеринбург, Верхняя Салда. Планы городов системы военных поселений: Вольск, Моздок, Нахичевань, Кизляр

Архитктура России, Украины и Белоруссии XIV-первая половина XIX вв. > Архитектура России > Архитектура 1810—1830-х годов
    Градостроительство провинции и архитектура ее общественных комплексов. В градостроительстве русской провинции 1810—1830-х гг. наряду с традиционными приемами конца XVIII в. развиваются новые принципы архитектурной организации города, применительно к местным условиям осваивается богатый опыт восстановления Москвы и реконструкции Петербурга.
    Формирование капиталистических отношений, вызвавшее прилив населения в провинциальные города, стимулировало расширение жилищного строительства, совершенствование планировочной структуры городов.
    В связи с этим учреждаются должности губернских и городских архитекторов и специальные комиссии и комитеты «для строения» в некоторых городах по примеру Москвы и Петербурга. Эти органы, подчиняясь указаниям из центра, перерабатывали и осуществляли образцовые проекты зданий, кварталов, площадей. В помощь застройщикам издавались альбомы по планировке городов, «Собрание фасадов для частных строений» и т.д. Государственное регулирование городской застройки способствовало созданию стилевого единства городов в соответствии с целостной еще в тот период системой приемов и форм русского классицизма.
    Преобладающая тенденция в планировке губернских и уездных городов центральных областей России — стремление к прямолинейной трассировке основных улиц и проспектов, составляющих главные оси города, с выделением центра в виде одной или нескольких площадей. Но, руководствуясь принципом регулярности в планировочном построении городов, архитекторы учитывали особенности сложившейся планировки — радиально-кольцевой, трехлучевой, прямоугольной — как в «чистом виде», так и в их сочетаниях.
    При реконструкции провинциальных городов радиально-кольцевая система сохранялась и развивалась преимущественно в границах старых, центральных районов. Расширение, города и застройка новых, периферийных районов проводились на основе регулярной системы с разбивкой их на кварталы прямоугольной сеткой улиц. Так сложилась в XVIII в. и развивалась в послевоенные годы смешанная система планировки и застройки большинства старых городов провинциальной России, в том числе Томска (генплан 1830 г.), Ярославля (генплан 1846 г.), Костромы и др.
Схема плана Костромы (первая половина XIX в.)
Схема плана Костромы (первая половина XIX в.)
    Строго регулярное построение планов городов провинции с прямоугольной сеткой улиц и переулков, с выделением главных площадей встречается, главным образом, в новых городах или городах, подвергавшихся капитальной перепланировке (нередко на основе генеральных планов, присылаемых из Петербурга). При составлении планов городов не всегда учитывались особенности их исторического развития. Так были выполнены планы и велась застройка в первой половине XIX в. Астрахани, Осташкова, Курска и других городов. Наряду со строго регулярным построением городских планов развивается и свободная, живописноасимметричная система планировки городов и их центров, при которой большое внимание уделяется роли в композиции природных условий — рельефа, реки, моря.
Образцовые проекты планировки кварталов и площадей городов (первая половина XIX в.)
Образцовые проекты планировки кварталов и площадей городов (первая половина XIX в.)
    Сложное переплетение планировочных систем в построении планов городов породило разнообразие форм кварталов и площадей — от прямоугольных, квадратных, многоугольных до треугольных и ромбовидных. Для регламентации их застройки в послевоенный период разрабатываются серии образцовых проектов кварталов, площадей и даже центров городов.
    При возведении центральных ансамблей городов нередко органично соединялись в единое целое новые здания XVIII — первой половины XIX в. в формах классицизма и памятники древнерусской архитектуры.
    Удачное завершение получили центры городов Костромы, Ярославля, Владимира, Смоленска, Калуги и др. В этом отношении характерен центр Владимира, в котором монументальное здание присутственных мест первой трети XIX в. образует единый ансамбль с великолепными памятниками XII в. — Успенским и Дмитриевским соборами.
    Примером оригинального решения центра провинциального города может служить Сусанинская площадь в Костроме, застройка которой продолжалась до 30-х гг. XIX в. Наиболее крупное здание в ансамбле площади — гостиный двор — состоит из двух прямоугольных в плане корпусов, фланкирующих сходящиеся на площадь улицы. В кварталах, полукольцом охватывающих площадь, размещены другие общественные и административные здания города: присутственные места (1806—1809), здание окружного суда (конец 1820-х гг.), гауптвахта (1823—1825), центры которых парадно подчеркнуты портиками различных ордеров. Ансамбль увенчивает и объединяет стройная и внушительная вертикаль пожарной каланчи (1825—1826). Застройка центра осуществлялась талантливыми зодчими П.И. Фурсовым, Н. Метлиным и др.
    В провинциальных городах создавались значительные сооружения общественного или административного назначения, обладающие высокими градостроительными и художественными достоинствами. В Ярославле к таким сооружениям относятся торговые ряды, арх. Н. Паньков (1813—1831), в Калуге — больница, выстроенная крепостным арх. Кашириным, в Казани — ансамбль университетского городка, созданный при участии гениального математика Н. Лобачевского, бывшего в то время ректором университета. Здание Казанского университета с главным и боковыми ионическими портиками, находящееся в центре города, было построено в 1822—1825 гг. арх. П.Г. Пятницким, окружающие университет сооружения — анатомический театр, библиотека, обсерватория — в 1830-х гг. арх. М.П. Коринфским, учеником Воронихина.
    Особое место в русском градостроительстве первой половины XIX в. занимали горнозаводские города Урала и Сибири. Значительную роль в их развитии, как и всей промышленной архитектуры в целом, сыграло издание Горного положения 1806 г., учредившего должности архитекторов горных заводов и округов Урала и Сибири. По основным принципам планировки горнозаводские города не отличались от других провинциальных городов, однако они имели свои существенные особенности, в первую очередь в построении центра. Как правило, центром была «предзаводская площадь», связывавшая промышленную территорию с селитебной. На этой площади размещались лучшие здания города: заводоуправление, присутственные места, торговые ряды, церковь и др. От площади или через нее шли главные улицы, нередко расходившиеся радиально.
    В исторически сложившихся горных городах этого времени преобладала смешанная система планировки, сочетавшая традиционную радиально-кольцевую схему в центральном районе с прямоугольным построением планов реконструируемых и вновь застраиваемых районов (Нижний Тагил, Невьянск, Златоуст, Кыштым и др.). В большинстве вновь застраиваемых горных городов доминировала регулярная, прямоугольная система планировки. К таким городам относятся Екатеринбург (генплан 1829 г.), Верхняя Салда (1809 г.), Верхний Уфалей (1845 г.), Пермь, Ижевск, Очер, Чермоз и др.
Схема планов промышленных городов Урала и Сибири (первая половина XIX в.)
Схема планов промышленных городов Урала и Сибири (первая половина XIX в.). 1 — Нижний Тагил; 2 — Кыштым; 3 — Екатеринбург; 4 — Верхняя Салда
    Наряду с системой планировки и застройки городов, основанной на прогрессивных градостроительных принципах в 10—30-х гг. XIX в. возникает система обезличенного казарменного построения планов, идущая от Аракчеевских военных поселений. В основу построения таких поселений положена схема военного лагеря с прямоугольной сеткой кварталов, которой соответствовала однообразная и скучная архитектура жилых, хозяйственных и административных зданий, возводимых по «образцовым» однотипным проектам.
    Черты подобной планировки сохранил г. Моздок (план 1822 г.), сложившийся на базе военного поселения. Такая же механическая прямоугольная схема плана со слабо выраженными композиционными узлами характерна для планировки городов Нахичевани (план 1811 г.), Ростова-на-Дону (1811), Вольска (1826), Кизляра (1822—1823) и др.
Планировка городов системы военных поселений
Планировка городов системы военных поселений. 3 — Вольск
Планировка городов системы военных поселений
Планировка городов системы военных поселений. 1 — Моздок; 2 — Нахичевань; 4 — Кизляр
    Эта тенденция в планировке городов России была лишь одним из признаков начинающегося упадка русского градостроительства. По мере разрастания частнопредпринимательского строительства, связанного с ростом буржуазных отношений, усиливается бесплановость и анархия в планировке и застройке городов, что не смогли уже сдерживать комиссии и комитеты «для строений», утратившие в конце 40-х гг. XIX в. руководящую роль в городском строительстве.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню