Архитектура XVII в. Культовые сооружения. Церкви Минск, Могилев. Синагоги Старый Быхов, Пинск, Слоним, Могилев. Собор Кутеинского монастыря - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Архитектура XVII в. Культовые сооружения. Церкви Минск, Могилев. Синагоги Старый Быхов, Пинск, Слоним, Могилев. Собор Кутеинского монастыря

Архитктура России, Украины и Белоруссии XIV-первая половина XIX вв. > Архитектура Белоруссии > Архитектура XVII в.

Заказ работы

Введите название работы
Введите предмет работы
Введите тип работы
Введите дату сдачи
Введите email
Введите валидный email
   В каменныхправославных церквах первой половины XVII в. наблюдается, с одной стороны, общая с деревянным зодчеством тенденция к созданию центрической композиции, а с другой — стремление подражать архитектуре западноевропейских храмов и местным костелам.
    В зависимости от этого строятся храмы двух типов. Примером первого типа храма является крещатый Успенский соборный храм Кутеинского женского монастыря близ Орши, оконченный в 1635 г. Ветви креста завершаются щипцами, восьмигранный барабан в средокрестии увенчивается куполом. Наружный декор собора лаконичен и сосредоточен на высоких щипцах.
Орша. Успенский собор Кутеинского женского монастыря близ Орши, 1631—1635 гг.
Орша. Успенский собор Кутеинского женского монастыря близ Орши, 1631—1635 гг.
    Ко второму типу зданий относится Петропавловская братская церковь в Минске (с 1612), перестроенная во второй половине XIX в. Церковь представляла собой базилику с граненым хором. С противоположного торца ее фланкировали две башни крепостного типа. Окна церкви высоко подняты над уровнем земли. Декор сведен к плоским пилястрам и тонким горизонтальным тягам.
Церкви XVII в.
Церкви XVII в. 1 —Минск. Петропавловская церковь, 1612 г.; 2 — Могилев. Богоявленский собор братского монастыря, 1636 г.; 3 — Могилев. Успенская церковь, 1670 г.; 4 — Могилев. Никольская церковь, 1669—1672 гг.
    Величественный Богоявленский собор Братского монастыря в Могилеве (с 1636) (не сохранился) также базилика, еще более удлиненная в сравнении с минской церковью (десять внутренних столбов вместо шести). Пространство между столбами и стенами, исключая алтарную часть, было занято хорами. В 1700 г. был надстроен купол, в XVIII в. здание также подверглось некоторым перестройкам.
    На главном фасаде к XVII в. относятся части, расположенные ниже щипца и башен, хотя первоначально храм имел и щипец, и две башни, но другой конфигурации. Арочные ниши с гирькой на главном фасаде собора свидетельствуют о связи с приемами декора православных церквей предыдущего периода. В целом композиция плоского, поделенного горизонтальными тягами, не связанными с членениями внутреннего пространства, фасада с двумя башнями и щипцом между ними близка к композиции фасадов костелов. Интерьер собора с настенной живописью и золоченым резным иконостасом восхищал современников.
    Стены богатых белорусских церквей по русской традиции были внутри сплошь покрыты живописью. В рядовых церквах, как деревянных, так и каменных, стены были побелены.
    Каменные церкви второй половины XVII в. наследуют традиции предыдущего периода. Церкви первого типа сохраняют планы, свойственные деревянному зодчеству, как, например, Покровская (1668—1687) и Успенская (с 1670) в Могилеве. Крестообразный план со сторонами равной величины получил некоторое изменение в Успенской церкви. Ветви креста в направлении север — юг шире остальных. Западная ветвь значительно удлинена по сравнению с восточной. В силу этого все здание церкви вытянулось в продольном к алтарям направлении. Купол, как и в первой половине XVII в., завершает крещатое в плане здание православного храма.
    Вероятно, эти изменения возникли отчасти под влиянием католических, в частности местных иезуитских, купольных базилик, имеющих осевое направление плана. При этом две ризницы и притвор Успенской церкви имеют вид закругленных пристроек (как, например, сени в костеле Картузской Березы). Декор — более четкий, более насыщенный, чем прежде, подчеркивает основные членения сооружения. Некогда это небольшое, стоящее на пригорке над Днепром здание было очень эффектно, благодаря сочетанию беленых стен с зеленой поливной черепицей, покрывающей купол, крыши и скосы подоконников.
    Близка к архитектуре костелов представляющая второй тип зданий монастырская Никольская церковь в Могилеве (1669—1672). При традиционном для православного храма плане здание имеет фасад, родственный фасадам католических храмов: деление на ярусы, высокий щипец между башнями.
    Сравнение с близким по композиции фасадом братского Богоявленского собора в том же Могилеве выявляет разницу декоративной обработки: глухая аркатура более поздней церкви покрыта лепным орнаментом.
    В интерьере Никольской церкви сохранился иконостас XVII в. с замечательной сквозной резьбой. Резьбой были украшены и сельские церкви.
Могилев. Иконостас Никольской церкви, вторая половина XVII в.
Могилев. Иконостас Никольской церкви, вторая половина XVII в.
Ворониловичи близ Ружан. Царские врата, XVII в.
Ворониловичи близ Ружан. Царские врата, XVII в.
    В середине XVII в. белорусские мастера были переселены в Россию, где они положили начало объемно-скульптурной деревянной резьбе.
    Изощренность и многообразие форм деревянной резьбы местных больших церковных иконостасов отчасти объясняется связями с западной архитектурой. Известно, что в XVII в. Гданьск экспортировал резные иконостасы на восток (иконостас церкви в Супрасли).
    Синагоги являлись центром общественной и религиозной жизни еврейской общины. В конце XVI в. усилился темп еврейской иммиграции и к началу XVII в. в Речи Посполитой концентрируется половина еврейского населения всей Европы, причем в наибольшей степени в восточной части страны.
    В XVII в. повышаются требования к вместимости синагоги, изменился характер богослужений, что способствовало возникновению так называемой девятипольной (перекрытие состоит из девяти равнопролетных сводов) синагоги, элементы которой имели общие черты с остальным гражданским и культовым строительством.
Старый Быхов. Синагога, начало XVII в.
Старый Быхов. Синагога, начало XVII в.
    Деревянные синагоги первой половины XVII в. не сохранились. Среди каменных построек наиболее ранней является синагога в Старом Быхове, возведенная в начале века.
    Многопольность позволила расширить зал, сделать его более вместительным. Идеи центричности барокко выражаются в размещении в центре обширного квадратного зала бимы — ораторской трибуны — сложного многоярусного сооружения (четыре каменных столба, соединенных арками по высоте). Развитие пространственной формы — купола — исключалось, так как высота синагоги регламентировалась властями. Бима объединяла внутреннее пространство здания, при ночных богослужениях в ней помещался фонарь, льющий свет через арки, что не только дополнительно фиксировало центр, но и создавало особую динамику освещения.
    В силу системы перекрытия каждая стена в интерьере получила однообразное, подчеркивающее центричность зала расчленение. Пяты сводов опираются, подобно сводам костелов, на пилястры. Между пилястрами стену симметрично прорезают проемы. На восточной стене в центре, между пилястрами, находится алтарь — шкаф для хранения торы. Наиболее выразительным, выпуклым декором обладали алтарь и бима. Пол бимы приподнят на несколько ступеней от пола зала, ее первый ярус перекрыт небольшим куполом, изнутри покрытым штуковым многоцветным орнаментом.
    Внешний вид синагоги отличался большой сдержанностью. Здание господствовало над рядовой деревянной застройкой благодаря значительным размерам. Синагога в Старом Быхове имеет 20х21 м в плане и высоту 11 м. Главный фасад отличается расположенной на углу башней с лестницей, по которой проходили женщины на галерею вдоль западной стены. Вход для мужчин — в центре западного фасада. Башня имела также и оборонное значение: лестница сообщалась с входом в подвалы и отсюда мимо входа на галерею приводила на чердак. Здесь в аттике, венчающем стену, были прямоугольные и круглые бойницы (заделаны). Помимо этого синагогу защищали толстые (1,75 м) стены. Оконные проемы были подняты высоко над землей.
    Несколько другого типа была не сохранившаяся синагога в Пинске (1640). Она имела более развитый план. Ее центральный зал со всех сторон, кроме алтарной, был обстроен более низкими помещениями. С севера и юга это были освещенные небольшими окнами помещения для женщин. С запада примыкали сени, служившие тамбуром и местом суда.
1 — Пинск. Синагога, 1640 г. 2 — Слоним. Синагога, 1642 г.
1 — Пинск. Синагога, 1640 г. 2 — Слоним. Синагога, 1642 г.
Слоним. Синагога, 1642 г.
Слоним. Синагога, 1642 г. Общий вид, интерьер
    Синагога в Слониме (1642) имеет план, аналогичный предыдущему. Покрытие отличается единством: применены только крестовые своды. Главный фасад подобен фасадам костелов. По сравнению с синагогой Старого Быхова черты оборонного характера здесь выявлены меньше.
    Каменные синагоги второй половины XVII в. не сохранились. Возможно, что после опустошительных войн середины столетия они вообще не возводились.
    Некоторое представление о деревянных постройках дает синагога в Могилеве (конец XVII в.). Ее внешний вид определила высокая гонтовая ломаная четырехскатная крыша, скрывающая восьмигранный шатер, изнутри обшитый досками. Вероятно, на подобную форму покрытия, создающую центрический интерьер, повлияли шатры православных храмов.
Могилев. Синагога, конец XVII в.
Могилев. Синагога, конец XVII в. Роспись интерьера, 1710 г., мастер Хаим сын Исаака Сегала из Слуцка
    Кроме синагоги, еврейской общиной строились такие здания, как ритуальная баня, пекарня, школа, танцевальный зал, здание кагала, библиотека. Они не сохранились, и какие-либо описания этих сооружений отсутствуют.
    Господство феодальной верхушки наложило определенный отпечаток на белорусскую архитектуру XVII в. Основным типом монументального строительства становится замок и католический монастырь. В начале столетия эти здания строятся как крепостные сооружения, во второй половине века оборонные устройства постепенно исчезают.
    Массовая жилая застройка состоит из деревянных построек. Стремление городского населения к независимости находит выражение в строительстве ратуш, зданий общественного назначения и культовом строительстве, проводимом цеховыми и религиозными братствами. Испытываемый страной политический и экономический застой приводит к стабилизации типов строительства. Рост коронных городов останавливается. Развитие получают лишь владельческие города — центры магнатских латифундий.
    В ряде случаев каменное и деревянное зодчество идут различными путями. Деревянные постройки сохраняют старый уклад, особенно рядовое городское и сельское жилище. Каменное строительство в большей степени подвержено влиянию новых форм. Как стиль иезуитской архитектуры, изменивший структуру здания, появляется барокко. В гражданской архитектуре оно касается сначала области декора и лишь во второй половине столетия в связи с изменением средств обороны и повышением требований к комфорту меняются планы дворцов.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню