Замки и крепости крестоносцев в Сирии и Палестине - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Замки и крепости крестоносцев в Сирии и Палестине

Романская архитектура Западной Европы > Фортификационное строительство крестоносцев
    Завоевание Сирии и Палестины крестоносцами в конце XI в. послужило мощным толчком к развитию средневекового фортификационного искусства. В первые же дни своего пребывания на Востоке сравнительно малочисленные завоеватели столкнулись с необходимостью в кратчайший срок укрепиться в гористой стране, откуда опасный и могущественный противник неустанно стремился сбросить их в море. На протяжении почти двух столетий своего владения Левантом (1099—1291 гг.) крестоносцы вели заранее проигранную борьбу, судорожно цепляясь за каждый клочок своих завоеваний. В этой борьбе решающим стратегическим фактором была малочисленность феодалов-завоевателей. Это в основном и определило как возникновение архитектурного типа замка-цитадели, так и его стратегические, композиционные и конструктивные особенности.
    На захваченных землях крестоносцы учредили ряд княжеств под суверенитетом "Иерусалимского королевства" и повсюду установили западную систему феодальных отношений. Верные собственной традиции, западные колонизаторы не представляли себе владения землей без замка, который господствовал бы над закрепощенным окрестным населением.
Замки и крепости крестоносцев в Сирии и Палестине
Замки и крепости крестоносцев в Сирии и Палестине
    На протяжении первых ста лет крестоносцы построили или перестроили около двухсот крепостей и замков, неравномерно рассеянных на сравнительно небольшой территории — узкой шестисоткилометровой полосе восточного берега Средиземного моря. Уже в самой дислокации укреплений чувствуется стратегический план, ставивший себе целью обеспечить: коммуникации с метрополией через многочисленные прибрежные города; внутренние коммуникации в завоеванной стране; оборону восточной границы, особенно в пунктах, где отсутствовали естественные рубежи; наконец, господство пришлого меньшинства над многочисленным местным населением в условиях его феодальной эксплуатации. Некоторые районы оказались настолько насыщенными замками и крепостями, что с башен одной цитадели были ясно видны башни соседней.
    При выборе места для замка предпочтение оказывалось пунктам, где сама природа способствовала неприступности крепости, тем более, что в подобных местах нередко оказывались развалины более ранних укреплений, служившие каменоломнями. Большое значение имело водоснабжение. Не говоря о питьевой воде, получаемой из колодца или родника в пределах стен замка, вода была необходима для заполнения больших рвов и "беркилов" (бассейнов и цистерн). Водоснабжение осуществлялось как по акведукам, так и по керамическим трубам. Дождевая вода отводилась в бассейны и цистерны посредством сложной системы труб.
    От замков и крепостей крестоносцев, сохранились одни развалины. Тем не менее данные археологии и многочисленные письменные свидетельства позволяют восстановить довольно отчетливо картину развития фортификационного искусства на Леванте в XII—XIII вв.
    Еще до появления крестоносцев в Палестине и в Сирии было сравнительно много крепостей, прежде всего — византийских укреплений, особенно в прибрежных городах. Эти укрепления во многом сохранили свои особенности, и в частности прямоугольные очертания античных планировок. Со времени Юстиниана эти формы эволюционировали крайне медленно. Так, например, Лемза, Тобна (Северная Африка) и другие крепости XI в. все еще буквально воспроизводят схему римского укрепленного лагеря: прямоугольник стен, снабженный по углам сравнительно невысокими прямоугольными же башнями. Иногда дополнительные выступы в середине каждой из сторон доводят число башен до 8. Башни незначительно возвышаются над стенами, элементами которых они, в сущности, являются. Иногда в пределах стен имеется цитадель, повторяющая как прямоугольные очертания внешних стен, так и прямоугольные башни.
    Первоначально крестоносцы сохраняли план византийских укреплений (Марат, Арима, Жибле, Вонзай, Саон (последние два были в свое время перестроены Иоанном Цимисхием (969—976 гг.)) и др.). Многие из ранних замков, построенных уже самими крестоносцами, особенно на Юге, также мало чем отличаются от византийского типа. Это относится не только к городским крепостям, но и к горным замкам. Таковы Шастель-Руж и Бельвуар (оба близ Тивериадского озера), хотя в замке Бельвуар, построенном Фульком Анжуйским в 1140 г. на высоте 500 м, есть уже зародыш нового типа: в пределах стен (120X160 м) обнаружены остатки сооружения, напоминающего донжон. С трех сторон замка в скале выдолблен ров глубиной в 20 м. В замке Шастель-Руж, построенном недалеко от Тортозы в первой половине XII в., уже типичный прямоугольный донжон, окруженный стеной с прямоугольными же башнями. Таким образом, там, где франки сохраняли византийский план, они дополняли его, вводя в систему обороны новый элемент — донжон. Первое время, в соответствии с западной традицией, донжон располагался центрально.
    Стремясь в первую очередь захватить побережье, крестоносцы предприняли своими основными силами осаду прибрежных городов, укрепленных стенами и цитаделями византийского типа. В 1101 г. были сравнительно легко взяты Ассур и Цезарея, в 1104 г. — Акра и Библос. Однако в некоторых случаях к цели могла привести лишь регулярная осада. До опыта сирийской войны крестоносцы не имели понятия о регулярной позиционной войне. Осада больших приморских городов сравнительно незначительными силами длилась долго: Триполи был взят только в 1109 г., Бейрут и Сидон — в 1110 г., Тир — в 1124 г., Аскалон даже в 1153 г.
    Еще в 1102 г. Раймунд Сен-Жилльский построил невдалеке от Триполи едва ли не первый "латинский" замок Мон-Пелерин (этот замок со временем сделался центром франкского города. Старая часть превратилась в пригород порта, отделенного от нового центра садами). С аналогичной целью Гуг Сент Омер в 1106 г. построил замок Тарой между захваченной им Тивериадой и Тиром. В 1117 г. возник замок Сканделлион. Крупный, хорошо укрепленный Аскалон, самый южный город побережья, осаждался очень долго. Пришлось окружить периметр городских стен цепочкой замков, господствовавших над коммуникациями осажденного города.
    Созданная крестоносцами собственная стратегия нападения (осада малочисленными силами) вынуждала их строить новые замки там, где прежде никаких укреплений не было. Это обстоятельство также заставляло искать совершенно новых решений. Поэтому изменения в византийских планах шли дальше включения в крепость донжона. Конфигурация внешних стен теряет регулярный характер, причем стена не просто следует рельефу местности, но использует этот рельеф, приобретая тем самым стратегически активную характеристику. Башни расставляются чаще, с неравными промежутками, определяемыми уже не геометрией, а стратегией. Они становятся много выше соединительных стен, — это уже не элементы крепостной стены. Скорее стены — это дополнения к башням, которые они соединяют. Все чаще башни принимают цилиндрическую форму, свойственную горным цитаделям Северной Сирии и Киликии. Перед нами уже не сравнительно протяженный периметр стен, регулярно расчлененный прямоугольными выступами сравнительно невысоких башен (как стены Антиохии и др.), но скорее компактная группа цилиндрических башен, объединенных в органически единый комплекс, где соединяющие их участки стен в свою очередь превращены в элементы активной обороны (частые бойницы, коридоры в толще стены, перекрытые сводами и снабженные амбразурами). Не стены, а башни становятся главным фактором обороны. Это уже не пассивная фортификация обороняющегося города, но активное укрепление агрессивного феодала.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню