Замки Тортоза, Шастель-Пелерин, Сайда, Субейба, Маргат - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Замки Тортоза, Шастель-Пелерин, Сайда, Субейба, Маргат

Романская архитектура Западной Европы > Фортификационное строительство крестоносцев
    С падением Акры у крестоносцев еще оставались мощные замки Тортозы, Бейрута, Тира, Сидона и других прибрежных пунктов. В числе их была и цитадель Шастель-Пелерин (1218г.). На большом полуострове почти прямоугольного очертания еще видны ее развалины. Стены ограждали скалистый мыс со всех четырех сторон. Со стороны суши укрепления были неприступными: первая стена имела три выдающихся массивных выступа в форме прямоугольных в плане башен, а,вторая представляла собой каменный массив с тремя прямоугольными же башнями. Огромная южная башня (донжон второй стены) примыкала к скале. Соединенная с донжоном куртиной, средняя башня представляла собой слитый с ним элемент обороны, так что вторая стена в целом была как бы комбинированным донжоном — основой фортификационной системы замка.
Замок Тортоза (Сирия)
Замок Тортоза (Сирия)
    В этом сооружении все башни, по традиции храмовников, были прямоугольные в плане.
    В цитадели госпитальеров Крак-де-Шевалье неприступный тройной донжон помещен с наиболее уязвимой, южной стороны, но вместе с тем является органическим элементом всей оборонительной системы.
    Значительной была роль самих крестоносцев в общем построении плана замка. Во всяком случае стратегическая организация укрепленного пространства больших орденских замков не имеет типологической параллели на Востоке (не говоря уже о Западе) и говорит о мастерстве авторов общей композиции (укрепления крупных замков занимали довольно обширную площадь: Крак-де-Шевалье — 2 га, Маргат и Сафет — по 4 га, а Саон — даже 5 га. Замок госпитальеров Маргат вмещал 1000 человек, при регулярном дежурстве на башнях и при метательных орудиях всего 4 рыцарей и 28 человек прислуги).
    Появившиеся в конце XII в. крытые сводами пути сообщения в толще стен, "кулуары", коридоры, снабженные бойницами, были приемом, призванным одновременно служить и дополнительным креплением стены (своды служили средством распределения распора).
    Происхождение машикули того типа, который встречается, например, в Краке, неясно. Машикули Крака — это сравнительно поздняя арабская пристройка (есть сведения, что в захваченной арабами византийской крепости V—VI вв. Каср-Эль-Эйр над входом были подобные машикули. Однако до XII в. эта конструкция почему-то не получила распространения на Востоке. С другой стороны, имеются данные, что машикули, аналогичные примененным арабами в Краке, встречаются в более ранних крепостных сооружениях Армении (Магасберд, IX в.)). На Западе, однако, в XII в. встречаются уже зрелые системы машикули в виде непрерывных рядов. Развитию системы машикули больше способствовали условия фортификационного строительства на Западе, чем на Леванте, где подступы к замкам, часто расположенным на отвесных скалах, меньше нуждались в дополнительной обороне.
    Городские укрепления Акры — основной типологический пример развития городских укреплений, не унаследованных, но сооруженных самими крестоносцами. Эти укрепления имели большое значение для развития укреплений средневековых городов Запада с конца XIII в. (Каркассон, Эг-Морт). От стен и башен Акры ничего не осталось. Судя по описаниям путешественников XIII в., укрепления состояли из системы двойных стен, сходившихся под прямым углом и составлявших в плане прямоугольный треугольник, основанием которого служило море. По внешнему периметру северная стена имела 500 м, восточная — 600 м. Каждая стена имела по 12 мощных башен, не считая менее важных выступов. Башни располагались так, что внутренние приходились в промежутках между башнями внешней стены. Стены были снабжены талусами и внутренними коридорами с бойницами. В точке пересечения восточной и северной внутренних стен — северо- восточном углу укрепления — стояла огромная цилиндрическая "башня Генриха". Перед городскими стенами — ров. Перед рвом, прикрывая коммуникации города с внешним миром по суше, — цилиндрические барбаканы — башни, окруженные собственными рвами. Эти башни достигали 90 м в окружности и были выдвинутыми вперед элементами обороны подступов со стороны суши (прием, часто повторявшийся впоследствии на Западе). Башни имели собственные названия: "башня Генуэзцев", "башня Пилигримов", "башня Крови", "башня Дурной славы", "барбакан графини Блуасской" и т.д.
    Северный пригород Акры — Монмюсар — был также укреплен двойной стеной с башнями.
    Одной из важнейших особенностей крепостного строительства крестоносцев была их удивительная способность свободно сочетать оба типа укреплений, т.е. городские укрепления и горные замки, с преобладанием того или другого в зависимости от места и назначения.
Замок Сайда (Сирия), XI—XIII вв.
Замок Сайда (Сирия), XI—XIII вв.
Замки Субейба, Бурзе, Жибле (Сирия), XII—XIII вв.
Замки Субейба, Бурзе, Жибле (Сирия), XII—XIII вв.
    Сравнительно хорошо сохранившийся замок Субейба господствует над укрепленным городом Белиной (у истоков Иордана) и в то же время окружен стенами городского типа. Это одновременно и городская цитадель, и форпост на границе с мусульманским миром, контролйровавший дороги из Дамаска в Тир и Акру. В пункте, где граница проходила в 15 км от побережья, в 2 о от берега франки воздвигли один из своих крупнейших замков — Маргат. Это не прибрежная крепость, а горная цитадель, защищавшая подходы к берегу с востока.
    Хотя инициатива интенсивного строительства укреплений крестоносцев чаще всего исходила от феодалов, владевших небольшими участками завоеванной территории, а также от сеньоров Антиохии, Триполи, Иерусалима и Акры, решающее значение для развития фортификационного искусства имели, естественно, большие замки военных орденов, прежде всего госпитальеров (иоаннитов) и храмовников (тамплиеров).
Замок Маргат (Сирия), XII—XIII вв.
Замок Маргат (Сирия), XII—XIII вв.
    Организованные в начале XII в. военные ордена монашествующих рыцарей быстро добились господствующего положения в общественно-политической и экономической жизни Сирии и Палестины. Они пользовались особым покровительством Рима и, неся основное бремя ведения войны, заняли ключевые позиции во всей экономике и политике страны. Благодаря этому в орденах, особенно в ордене храмовников, вскоре сосредоточились огромные материальные средства. Из этих средств и финансировалось интенсивное строительство орденских крепостей. Масштабы построек, к возведению которых привлекались местные строители, организационный и военный опыт орденов, централизованное руководство как строительством, так и управлением крепостей — все это обеспечивало прогрессивное развитие орденских фортификаций. Естественно, что в таких условиях замки орденов были лучшими из оборонных сооружений своего времени.
    Госпитальеры владели такими мощными замками, как Крак-де-Шевалье, Маргат, форт Сарк, Шастель-Руж, Аккар, Бельмонт, Бельвуар, Бетгибелин и др. У храмовников было 18 важных замков: Тортоза, Гастин, Руассель (в Антиохийском герцогстве), Фев и Торон (в Палестине) и др. В 1218 г. они построили Шастель-Пелерин (к югу от Акры), а в 1260 г., вероятно, лучшую из крепостей крестоносцев — Сафет.
    Хотя в этом отношении не существует абсолютного правила, тем не менее обращает на себя внимание тот факт, что крепости и замки храмовников и за пределами Сирии чаще всего имеют прямоугольные в плане очертания башен, в отличие от замков госпитальеров, где преобладают башни цилиндрические. Храмовники закономерно тяготели к побережью, потому что орден, к которому они принадлежали, контролировал внешнюю торговлю Леванта с Западом и владел огромными складскими помещениями, нередко в пределах своих береговых крепостей (Тортоза, Шастель-Пелерин). Но на побережье храмовники застали распространенный здесь византийский тип фортификаций, т.е. городские стены и заключенную в них цитадель. Возводя даже свои поздние замки (Сафет), храмовники, следуя византийской традиции, придерживались не только прямоугольных, упорядоченных и спокойных очертаний плана внешней стены, но и прямоугольных контуров башен своего нередко сложного донжона.
    Госпитальеры предпочитали строить замки в горах.
    Конечно, круглые башни встречаются и в прибрежных крепостях. Но большинство этих башен — позднейшие добавления крестоносцев к существовавшим здесь ранее византийским стенам, либо построенные ими изолированные дополнительные укрепления в виде цилиндрических башен у городских ворот — "барбаканы", как, например, барбакан у главных ворот Аскалона, описанный Вильгельмом Тирским (в 1857 г. Гильом Рей, положивший начало систематическому изучению замков крестоносцев, обнаружил к северу от пригорода Акры Монмюсара, укрепленного Людовиком IX, остатки огромной цилиндрической башни, которую этот исследователь справедливо сравнивает с барбаканом города Лана. Следует помнить, что и большие барбаканы Каркассона были построены в конце царствования Людовика IX). В конце XII в. к городской стене Аскалона были пристроены франками две цилиндрические башни. Перед рвом, вдоль первой стены Акры, как бы, охраняя въезд в город, высился ряд цилиндрических барбаканов.
    Предпочтение, которое госпитальеры оказывали цилиндрическим башням, видно на примере замка Крак-де-Шевалье.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню