Крак-де-Шевалье - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Крак-де-Шевалье

Романская архитектура Западной Европы > Фортификационное строительство крестоносцев
Крак-де-Шевалье. деталь купола одной из башен внешнего кольца
Крак-де-Шевалье. деталь купола одной из башен внешнего кольца
Крак-де-Шевалье. коридор ("кулуар") в толще стены; деталь винтовой лестницы
Крак-де-Шевалье. коридор ("кулуар") в толще стены; деталь винтовой лестницы
Крак-де-Шевалье. Комбинированный донжон с "талусом"
Крак-де-Шевалье. Комбинированный донжон с "талусом"
    Крак, или "Курдский замок", сохранился лучше других и хорошо исследован. Расположенный в пустынной и возвышенной местности, замок охранял подступы к Триполи и Тортозе со стороны суши и, господствуя над узким проходом между хребтами Ливана и Антиливана, с одной стороны, и Джебел Ансариэ, с другой, в то же время постоянно угрожал богатому мусульманскому городу Хомсу (Эмессе), расположенному всего в тридцати километрах (в 1859 г. Гильом Рей еще застал Крак практически нетронутым, если не считать нескольких демонтированных зубцов наружной стены. Вскоре после этого, однако, Макс Ван Берхем обнаружил уже, что в замке разместилась целая деревня — 500 человек со своим старостой и муфтием. В романской часовне замка поместилась мечеть).
Крак-де-Шевалье
Крак-де-Шевалье
План на уровне внутреннего двора: 1 — укрепленный въезд во внутренний двор; 2 — капелла замка; 3 — внутренний двор; 4 — большой зал капитула (приемный зал с аркадным портиком); 5 — главная западная башня; 6—8 — три башни комбинированного донжона замка; 9 — ядро основных оборонительных сооружений (три яруса помещений); 10 — пятигранная башня; 11 — субструкции верхнего внутреннего двора (эспланады); 12 — 120-метровый зал (склады?); 13 — большая печь (диаметр 5 м); 14 — сводчатый кулуар в толще западной куртины; 15 — сводчатый кулуар в толще южного откоса донжона; 16 — внешний зал донжона; 17—18 — сводчатые залы; 19 — северная башня
Крак-де-Шевалье
Крак-де-Шевалье
План на уровне внешней стены: 1 — входная башня; 2 — северная башня; 3 —- барбакан (середина XIII в.); 4—7 — западные башни; 8, 9 — южные башни; 10 — арабская башня (XIV в.); 11 —длинный зал «восточной куртины»; 12 — ступенчатый входной пандус; 13 — двухъярусный зал; 14 — 60-метровый зал; 15 — ров с водой («беркил»); 16 — цистерна
    Строительство замка, начатое уже в 1110 г., было в 1142 г. продолжено госпитальерами, к которым перешла крепость. Землетрясения 1157 и 1158 гг. и особенно 1170 г. серьезно повредили Крак (как, впрочем, и другие замки). Это — целиком романское сооружение, если не считать последующих добавлений начала XIII в., где господствует нервюрный свод (зал капитула, помещение шателена и др.). Неф обширной замковой часовни (как и аналогичный неф в замке Маргат, относящийся к 1186 г.), позднероманской, бургундской или провансальской школы, был возведен в конце XII в., во второй строительный период, вскоре после землетрясения. Именно в это время (последняя четверть XII в.) были произведены основные работы по расширению и модернизации укреплений Крака, в частности прямоугольные в плане выступы южной и западной сторон внешней стены были заменены мощными цилиндрическими башнями (восточная сторона, где помещался основной ход, сохранила прямоугольные башни; катастрофа 1271 г. показала, что именно восточная сторона оказалась слабейшей).
    В самом начале XIII в. Крак был закончен. В процессе третьего этапа строительства (после нового землетрясения) были выполнены отделка некоторых интерьеров, перекрытие залов и пр. В 1271 г. Крак-де-Шевалье был после месячной осады захвачен каирским султаном Бейбаром, несмотря на ожесточенное сопротивление крайне малочисленного гарнизона (около 150 защитников). В XIII—XIV вв. арабами было сделано несколько маловажных пристроек, преимущественно касающихся внешней стены, сильно поврежденной при осаде. Большая прямоугольная в плане башня с южной стороны — целиком арабского происхождения.
    Наибольшая длина крепости — 220 м, ширина — 135 м. Система укреплений — цитадель, расположенная эксцентрически в неправильном многограннике внешней стены, снабженной в основном цилиндрическими башнями. С трех сторон замок окружен обрывом; с четвертой, южной стороны в 300 м — вершина холма, на обрывистом склоне которого и расположена крепость. Поскольку лишь с южной стороны замок лишен естественной защиты, здесь и расположен важнейший элемент его обороны: трехбашенный донжон-цитадель, который здесь отрезан от внешних стен рвом, вырубленным в материковой скале. Внешняя стена с южной стороны усилена двумя мощными цилиндрическими башнями. В юго-восточном углу — акведук, по которому вода со склонов холма поступала в ров. Это был бассейн "беркиль", по системе гончарных труб питавшийся также и дождевой водой.
Крак-де-Шевалье. макет реконструкции
Крак-де-Шевалье. макет реконструкции
    Комбинированный донжон имеет гигантский откос над бассейном; над этим талусом высотой в 26 м — три огромных башни цилиндрической формы, так же как и четвертая на западной стене цитадели, куда продолжен откос. Далее, в менее ответственном участке (северо-западный угол) — прямоугольная в плане башня. С западной стороны внешняя стена имеет пять цилиндрических башен прекрасных пропорций, но с восточной стороны асимметрично расположенные здесь прямоугольные выступы менее эффектны. Вход был с восточной стороны. От внешней стены во внутренний двор цитадели вел зигзагообразный перекрытый сводом ступенчатый пандус. Его низкие ступени-платформы были рассчитаны на лошадей. Прямоугольная в плане апсида часовни в качестве элемента оборонительной системы была встроена в стену цитадели (по старой традиции первых городских укреплений западного средневековья).
    Все конструкции перекрытий — сводчатые. Арки и своды, как правило, имеют стрельчатое очертание. Своды, крестовые или цилиндрические, частью выложены из тщательно отесанных камней, частью бетонные. Кладка стен — без шва, местами на тонком слое раствора. Камень, чаще всего известняк — разной твердости, в зависимости от ответственности места. С лицевой стороны отеска камней очень тщательная, иногда применена рустовка. Квадры крупные — в среднем 0,5X1 м. Заполнение стен — бут, залитый раствором. Бросается в глаза высокое качество выполнения работ. Апсида капеллы облицована рустованным камнем. Однако в поздних элементах Крака (с 70-х годов XII в.) руст уже не применялся: он исчез вместе с появлением цилиндрических башен. В горных замках Киликии и Северной Сирии рустовка, как правило, не применялась (автор "Полиоркетики" Филон (II в. до н.э.) советует применять руст с целью обороны (непостоянный угол отражения увеличивал поражаемость среди осаждающих при рикошете метательных снарядов). В укреплениях Селевка Никатора (312— 280 гг. до н.э.), в Дур-Европосе применена рустовка; В первой половине XII в. крестоносцы также применяли этот прием, например, в замках Гиблет, Сон, Субейба, Бофор. Возможно, что они пользовались камнями византийских построек, если не самими постройками. Однако с обогащением византийских фортификационных схем элементами горных цитаделей Сирии и Киликии руст как конструктивный прием исчезает в постройках крестоносцев).
    Даже это беглое описание показывает, что уже к концу XII в. крестоносцы в тесном сотрудничестве с местными мастерами сумели создать хорошо организованный тип замка, обладавший неслыханными для своего времени стратегическими и конструктивными преимуществами. В подавляющем большинстве случаев такие замки при достаточном числе защитников и наличии продовольственных запасов оставались неприступными даже перед лицом многочисленного войска, снабженного крупнейшими осадными орудиями.
Крак-де-Шевалье. Входной пандус
Крак-де-Шевалье. Входной пандус
Крак-де-Шевалье. Апсида замковой капеллы
Крак-де-Шевалье. Апсида замковой капеллы
    Незадолго до изгнания крестоносцев с Востока храмовники построили замок Сафет, явившийся вершиной фортификационного искусства своего времени. Замок Сафет, с высокой изолированной скалы господствовавший над Тивериадским озером и низменностью Галилеи, был заложен в 1240 г. и закончен в 1260 г. Его укрепления занимали 4 га. Это был собранный в кулак комплекс из семи башен, объединенных системой мощных куртин и снабженных сложной сетью переходов и коридоров с бойницами, а также системой подземных ходов, вырубленных в материке. Храмовники, однако, недолго владели своим замком. Окруженный войском Бейбара, он сдался в 1266 г., не получив помощи от госпитальеров. К сожалению, развалины замка плохо сохранились, и он больше известен по описаниям.
    В XIII в. крепостные сооружения орденов, особенно храмовников, начали получать и преднамеренную художественную трактовку. Прежде всего это коснулось крепостных часовен и больших репрезентативных залов, включая залы капитулов.
    Перекрытая нервюрным сводом в конце XII в., замковая капелла Шастель-Блан была еще подлинной укрепленной церковью, напоминавшей аналогичные церкви Южной Франции. Она занимает весь нижний этаж донжона и освещается узкими бойницами. Здесь же — вырубленная в скале цистерна для питьевой воды. Верхний этаж разделен на две половины рядом колонн и освещен 12 бойницами. Это сооружение представляет собой типичную комбинацию донжона и церкви (см. апсидальную часть южнофранцузской церкви в Сент-Мари-де-ла- Мер). В более поздних сооружениях, однако, храмовники стали уже украшать свои крепостные часовни. Судя по описаниям современников, с особенной роскошью были отделаны часовня замка Тортозы и капелла замка Шастель-Пелерин, десятиугольная в плане. Вероятнее всего, эти часовни были расписаны фресками, как, например, церковь госпитальеров в Абон-Гош, около Иерусалима, где остатки византийских фресок в трех апсидах имеют латинские надписи. Однако основным украшением замковых часовен все же оставались знамена, гербы и оружие, развешанные на стенах.
    В Краке сохранились тонко вырезанные беломраморные консоли главного зала, украшенные растительным орнаментом.
    Эксплуатация крепостного труда и прямой грабеж наряду с выгодами быстро развивавшейся "левантийской" торговли позволили многим из феодалов латинского Востока сосредоточить в своих руках огромные денежные средства. В промежутках между набегами на соседние земли и в периоды затишья между очередными вспышками войны феодальная знать развлекалась охотой, турнирами и празднествами. Тесные контакты с местной знатью благоприятствовали расцвету своеобразной культуры, в которой грубоватые традиции западного феодального общества облекались в красочные одежды Востока. В это время (XIII в.) и именно на Леванте зарождаются куртуазия и раньше неизвестный на Западе культ женщины, возникает рыцарский эпос, складываются каноны рыцарского романа и лирики, создается геральдика, развивается страсть к пышным празднествам и условностям рыцарского этикета.
    Сообразно с такими условиями общественной жизни знати отделываются интерьеры некоторых поздних сеньориальных замков. Путешественник Вильбранд Ольденбургский так описывает (в 1212 г.) новый зал в башне замка графа Ибелина, сеньора Берута (г. Бейрута): "Окна замка с одной стороны выходят на море, которое бороздят корабли, с других сторон они смотрят на поля и фруктовые сады. Мозаичный пол изображает прозрачность моря, чуть трепещущего под ласками бриза; когда ступаешь по этому полу, невольно удивляешься, что не остается следов на влажном песке морского дна. Стены облицованы разноцветным мрамором так, как если бы они были задрапированы тканями. Фрески на своде изображают небо, по которому плывут облака... Солнце отмечает время, отсчитывая годы, месяцы, недели, дни, часы и минуты, следуя знакам зодиака. Сирийцы, греки, сарацины как бы соревнуются здесь в своем искусстве украшения. Посреди зала — разноцветный мраморный бассейн, в котором яркие цветы услаждают взор. В центре фонтана — свирепый дракон, готовый поглотить множество диковинных зверей, украшающих мозаику бассейна; дракон извергает струю кристально чистой воды, брызгами увлажняя воздух, и в чарующей прохладе вода своим сладостным журчаньем убаюкивает тех, кто ищет покоя".
    В истории архитектуры едва ли много таких периодов, когда на протяжении жизни одного-двух поколений строительное искусство создает совершенно новый тип сооружений и после столетий упадка как бы внезапно получает толчок к бурному и прогрессивному развитию. Достаточно сравнить столетиями неизменные и пассивные фортификации Византии, рвы, палисады и донжоны Западной Европы IX— XI вв. с рациональными и в то же время активными замками крестоносцев на Леванте в XII в., чтобы осознать всю меру происшедшего переворота.
    В процессе осуществления фортификационной программы, призвав себе в помощь местный строительный опыт, крестоносцы творчески сочетали городские укрепления с горными замками и создали все предпосылки для последующего бурного развития средневекового фортификационного искусства.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню