Наранко, Церковь Санта Мариа. Лена, Церковь Санта Кристина. Леон, Церковь Сан Мигель д’Эскалада - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Наранко, Церковь Санта Мариа. Лена, Церковь Санта Кристина. Леон, Церковь Сан Мигель д’Эскалада

Архитектура Западной Европы. Средние века > Раннее средневековье > Пиренейский полуостров и Ломбардия
Наранко. Церковь Санта Мариа, около 848 г.
Наранко. Церковь Санта Мариа, около 848 г.
Наранко. Церковь Санта Мариа, около 848 г.
Наранко. Церковь Санта Мариа, около 848 г.
    Не менее пышным было загородное строительство короля Рамиро I (843—850 гг.), в частности, построившего парадный зал в Наранко, невдалеке от Овьедо. Судя по надписи, зал был в 848 г. перестроен им в церковь, посвященную св. Марии. Здание прекрасно сохранилось, за исключением утраченной двухъярусной пристройки к продольному фасаду. Кладка, хотя и из грубого камня, выполнена тщательно, особенно в подвальном ярусе, разделенном на три отсека и в средней части перекрытом цилиндрическим сводом с подпружными арками. Каждому из отсеков (один из торцовых отсеков первоначально служил баней) соответствует пролет основного яруса здания — высокого помещения, напоминающего деревянные тронные залы германских королей, подобно реставрированному в Лойсте на острове Готланд. Это, скорее, парадный трансепт, поперечная церковь с крыльцами в торцах. Возможно, что алтарное пространство было заключено в исчезнувшей пристройке. Все основное помещение перекрыто цилиндрическим сводом с подпружными арками, причем для противостояния распору свода стены усилены глухими арками на сдвоенных колоннах с капителями хорошей резьбы. Мастерство, с которым выполнены конструкции, кажется для IX в. исключительным.
    О сравнительно высоком уровне развития каменных конструкций в архитектуре Овьедо свидетельствует также система перекрытий частично сохранившейся церкви Сан Мигель де Линьо (около 848 г.) с ее цилиндрическими сводами, из которых торцовые в боковых нефах выложены, подобно Жерминьи де Прэ, в поперечном направлении с целью погашения распора центрального свода.
    Подковообразные арки небольшой трехнефной базилики Сан Сальвадор в Вал-де-Диос (около 893 г.), в отличие от предшествующего примера, покоятся не на колоннах, а на опорах прямоугольного сечения. Как обычно в церквах Астурии, апсида завершена снаружи плоской стеной.
Лена. Церковь Санта Кристина, около 905—910 гг.
Лена. Церковь Санта Кристина, около 905—910 гг.
    Целиком сводчатой является и последняя из сохранившихся построек группы Овьедо — церковь Санта Кристина де Лена (около 905—910 гг.), где цилиндрические своды снабжены подпружными арками, а стены — мощными контрфорсами. Несмотря на иррегулярность камней, кладка выполнена очень тщательно. Согласно требованиям восточной обрядности алтарная часть отделена от нефа трехпролетной аркой с резным мраморным экраном (преградой), где орнамент воспроизводит "варварские" мотивы.
    К концу IX в. успехи реконкисты отодвинули границы освобожденной части страны далее на юг и позволили перенести столицу из Овьедо в Леон. Сюда благодаря беженцам-христианам (мосарабам) стала широко проникать передовая мавританская культура. Проникновению на север арабской культуры, а вместе с тем и замещению вестготской архитектуры архитектурой мосарабов способствовали также довольно тесные экономические связи и культурное общение между христианским королевством и халифатом в перерывах между очередными вспышками войны.
    Первые три столетия владычества арабов были временем экономического и культурного расцвета не только богатой и многолюдной столицы мавританской Испании — Кордовы, но и таких центров, как Севилья, Сарагосса, Толедо, Малага, Гранада, Валенсия и др., основанных еще в римское время. Юг был богаче Севера памятниками римского зодчества, и благодаря обширности строительной программы новых завоевателей римское строительное искусство получило могучий импульс к возрождению. Однако позднеантичные строительные приемы привлекались для решения новых функциональных, конструктивных и художественных задач, обусловленных особенностями общественного устройства, быта и религии завоевателей. Так традиционные конструкции совершенствовались и развивались в самостоятельную тектоническую систему, которая проникала и на христианский Север.
    Восточный колорит вестготской архитектуры в строительстве мосарабов резко усилился и стал с тех пор неизменной особенностью зодчества средневековой Испании. Если подковообразная арка и была заимствована арабами у вестготов, то строители на территории халифата не только усовершенствовали конструкции, но и создали собственные пространственные построения, собственные законы соразмерности элементов общей композиции, собственное отношение к архитектурному убранству. Мосарабы, в частности, распространяли на Севере выносные венчающие карнизы на консолях, не говоря уже о типичном растительном орнаменте, в котором, однако, при всем мастерстве резьбы больше графичности, чем пластики.
    Раньше, чем где-либо на христианском Севере, архитектура мосарабов сосредоточилась в X в. вокруг новой столицы — Леона.
    В любопытной по композиции церкви Сантьяго де Пеньяльба (около 920 г.) противопоставленные апсиды имеют, как обычно, снаружи плоское завершение, но перекрыты полукуполами. В другой мосарабской церкви — Санта Мариа де Лебанья, или "Лиебана" (около Сантандера, 924 г.) — к прямоугольным опорам, несущим подковообразные арки, приставлены колонны, чем предвосхищен романский прием усиления опор полуколоннами. Апсида и в этом случае завершена плоской стеной.
    Все внутреннее пространство этого хорошо уравновешенного здания красивых пропорций сплошь перекрыто цилиндрическими сводами.
    Несмотря на простоту форм монастырской церкви Сан Мигель д’Эскалада (912—913 гг.), она по благородству своих изящных пропорций несравнима с тем, что создавалось в Астурии в предшествующее столетие.
Леон. Церковь Сан Мигель д’Эскалада, 912—913 гг.
Леон. Церковь Сан Мигель д’Эскалада, 912—913 гг.
    При всем композиционном многообразии строительства вестготов, а затем и мосарабов общим для архитектуры Пиренейского полуострова в IX—X вв. был необыкновенно высокий уровень каменных конструкций и сводостроения. Казалось, что именно на иберийском Юге было найдено то, чего не хватало объемно-пространственной композиции большой монастырской церкви, которая в качестве ведущего архитектурного типа эпохи складывалась к этому времени на территории империи Каролингов. Однако пиренейские постройки IX—X вв. — это небольшие сооружения, пространственная организация которых была подчинена не столько функциональным требованиям, предъявлявшимся к монастырским церквам каролингского Севера, сколько местной традиции или даже возможностям усвоенных конструктивных приемов.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню