Строительство времени Юрия Долгорукого - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Строительство времени Юрия Долгорукого

Архитектура Восточной Европы. Средние века > Владимиро-Суздальская архитектура
Церкви XII в.
Церкви XII в.
1 — Кидекша Церковь Бориса и Глеба, 1152 г. (план, реконструкция южного фасада, деталь аркатуры); 2 — Переелавль-Залесский. Спасо-Преображенский собор, 1152—1157 гг. (план, разрез, реконструкция западного фасада, фриз апсид); 3 — Суздаль Успенский собор, XI—XII вв. (план); 4 — планы крепостей времени Юрия Долгорукого: А — Переславль-Залесский; Б — Юрьев-Польский; В — Дмитров; Г — Кидекша
    После Мономаха в строительстве наступает довольно значительный перерыв — примерно в 40 лет, связанный с войнами сына и наследника Мономаха князя Юрия Долгорукого за обладание Киевом, отвлекавшими интересы князя, людские и экономические силы от Суздальской земли. Нарастает борьба усиливающейся княжеской власти с своекорыстными, центробежными интересами местной боярской знати. В эту пору центр боярства — старый Ростов — уступает свою роль столицы возвышающемуся Суздалю. Но обособление княжеской власти идет дальше. Укрепленная княжеская резиденция создается вне Суздаля, в Кидекше, при впадении в Нерль речки Каменки. Возрастает сила, поддерживающая княжескую власть в ее борьбе с боярской знатью; это — торгово-ремесленное население городов и зарождающийся слой зависимого от князя дворянства — милостников. Юрий мало уделяет внимания судьбам местной церкви, а в вопросах русско-византийской борьбы, ведущейся вокруг митрополичьего престола, заявляет себя последовательным грекофилом.
    Военно-политические неудачи на юге заставляют Юрия вплотную заняться делами Суздальской земли. В конце 40-х — начале 50-х годов начинается напряженная градостроительная деятельность. Основываются новые княжеские крепости в черноземном "опольи" и на рубежах княжества: Переславль-Залесский на Клещине озере, Юрьев-Польской, княжеский замок в Кидекше (1152 г.), Дмитров (1154 г.), наконец, Москва (1156 г.) и др. Новые города усиленно заселяются на льготных условиях ремесленниками, торговцами и воинским людом.
    Характерную черту большинства крепостей, созданных горододельцами Юрия, составляет их независимость от условий естественной защищенности места. В отличие от крепостей предшествующего времени, занимавших мысовые участки, крутые берега рек и оврагов, теперь крепости ставятся там, где этого требует стратегический расчет, и их оборона создается целиком инженерными средствами. Они расположены часто на равнинах, их валы имеют более или менее правильное круглое в плане очертание. Наиболее крупной крепостью был Переславль: протяженность его валов достигала 2,5 км, а их высота колебалась от 10 до 16 м. За их гребнем с деревянными стенами скрывались даже самые высокие здания города. Юрьевы города — это военно-оборонительные сооружения по преимуществу, это по-своему прекрасные, суровые крепости, имевшие единственной и прямой задачей служить прочной опорой княжеской власти.
    В ряде этих городов были созданы монументальные каменные храмы, созвучные своей суровой простотой княжеским крепостям. Из них до нас дошел в сравнительно хорошей сохранности переславский Спасо-Преображенский собор (1152—1157 гг.). В значительно искаженном виде сохранилась церковь Бориса и Глеба в Кидекше (1152 г.). По раскопкам известен план церкви Георгия на дворе Юрия во Владимире (около 1157 г.). Все эти храмы имели очень ограниченное и определенное назначение: они удовлетворяли потребности двора князя или его наместника и гарнизона крепости. Это в известной мере определяло их небольшие размеры, простоту наружного облика, некоторое однообразие.
    Все эти постройки принадлежат к широко распространенному в XII в. типу небольшого четырехстолпного одноглавого крестовокупольного храма с тремя полукруглыми в плане апсидами и хорами в западной трети. Конструктивная система здания ясно выражена в его внешних формах: столбам отвечают плоские фасадные лопатки, членящие фасады на три доли, которые завершаются закомарами, в основном соответствующими полуциркульным сводам перекрытия. Выше уровня хор стена утончается, образуя косой горизонтальный отлив. Все эти храмы — белокаменные, сложенные в выработанной технике полубутовой кладки. Из тщательно отесанных блоков известняка выложены с тончайшими швами и строгой перевязкой наружная и внутренняя поверхности стен; полость между ними заполнена булыжным камнем и околами того же известняка на прочном известковом растворе с примесью мелкого угля и рубленой соломы или льна.
    Геометрическая четкость планов и масс зданий, совершенство техники свидетельствуют о большом опыте строителей. Особенно точно построен план переславского собора, где за модуль принята толщина столба и стены Все это свидетельствует о том, что в Суздальскую землю пришла новая артель строителей, положившая здесь начало прославленной владимиро-суздальской школе белокаменной архитектуры. Вероятно, это были мастера из Галицкой Руси, где мы находим ту же технику белокаменной кладки, сходную вплоть до деталей (такова, например, выступающая наружу широкая платформа трапециевидного в сечении фундамента), и почти тождественные по типу и размерам четырехстолпные храмы. Получение галицких зодчих Юрием Долгоруким было связано с его родственным и военно-политическим союзом с галицким князем Владимиром.
Переславль-Залесский. Спасо-Преображенский собор. 1152—1157 гг. Общий вид с юго-запада
Переславль-Залесский. Спасо-Преображенский собор. 1152—1157 гг. Общий вид с юго-запада
    Архитектурный образ храмов Юрия предельно прост. Он как бы напитан суровым духом своего времени, определившим могучую красоту лаконичных форм, их ясную конструктивную логику, скупость декора и величавую статичность масс. Основной объем храма почти кубичен. Его мощь усилена тяжелыми полуцилиндрами апсид. Важнейшим элементом архитектурной композиции является массивный барабан главы со шлемовидным, почти плоским покрытием. Относительно широкие лопатки переходят вверху в спокойные полукружия закомар. Щелевидные, похожие на крепостные бойницы амбразуры окон выявляют толщу стен. Простые обрамления входов из трех прямоугольных уступов, переходящих без капителей в архивольт, напоминают скорее те уступчатые ниши с полуциркульным верхом, которые оживляли фасады киево-черниговских храмов, чем перспективный портал. Все эти черты сообщают зданию выражение подавляющей мощи, подчеркнутой суровой скупостью убранства.
Кидекша. Церковь Бориса и Глеба, 1152 г. Аркатура
Кидекша. Церковь Бориса и Глеба, 1152 г. Аркатура
    В церкви Бориса и Глеба в Кидекше убранство сведено к поясу поребрика и аркатуры на клинчатых консолях, который, видимо, шел также по верху апсид и карнизу главы. В переславском соборе барабан украшен городчатым поясом, а апсиды — аркатурой и резным карнизом. Его орнамент, восходящий к далекому прообразу античного киматия, находит аналогию в романской архитектуре Польши (костел первой половины XII в. в Прандоцине), что еще раз указывает на юго-западную родину Юрьевых зодчих.
    Той же суровой простотой характеризуется и интерьер храма, строго расчлененный хорами, мощными крестчатыми столбами и сильно выступающими настенными лопатками. Здесь господствует центральное подкупольное пространство, дополняемое глубокими апсидами, отделявшимися невысокой алтарной преградой. Щелевидные окна давали мало света, оставляя интерьер в полумраке. При Юрии храмы даже не были расписаны, и богослужение происходило среди белых стен. Церковь в Кидекше была расписана лишь при Всеволоде III, а завершение убранства переславского собора росписью и полом из желтых и зеленых майоликовых плиток относится ко времени Андрея Боголюбского.
    При всем сходстве храмов Юрия каждый из них, видимо, имел индивидуальные черты, определенные конкретными условиями. Так, церковь в Кидекше — придворный храм Юрьева замка — была более стройной, ход на хоры здесь был устроен изнутри по деревянной лестнице к проему в угловом северо-западном своде хор. Также более изящной, по-видимому, была и церковь Георгия на владимирском дворе Юрия. Оба дворцовых храма характеризовались эффектной постановкой на высокой кромке рельефа: в Кидекше — у края обрывистого нерльского берега, во Владимире — на краю обращенных к Клязьме городских высот. Здесь зарождалось то уменье связать здание с широким ландшафтом и ансамблем города, которое затем с полной силой проявилось в строительстве сына Юрия — князя Андрея Боголюбского.
    В отличие от этих дворцовых храмов Спасский собор переславской крепости особенно массивен и статичен. Это качество здания подчеркнуто переломом лопаток отливом, благодаря чему объем приобретает особенно устойчивый, слегка пирамидальный характер. Собор был придвинут почти вплотную к валу и не был виден извне из-за крепостных стен. Между собором и валом, по-видимому, располагались деревянные хоромы двора князя и его наместника, возможно связанные деревянным переходом с хорами собора и крепостной стеной.
    Строительство Юрия подготовило местные кадры зодчих, которые мог использовать его сын и преемник, князь Андрей Боголюбский.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню