Роль архитектуры Сербии и Македонии - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Роль архитектуры Сербии и Македонии

Архитектура Восточной Европы. Средние века > Архитектура Сербии и Македонии
    Архитектура Сербии и Македонии зародилась на территории, граничившей на юге и юго-востоке с Византией, а на севере и северо-западе с крупнейшим государством Западной Европы того времени — Священной Римской империей. Кроме того, на этой территории ко времени появления здесь славян еще существовали некоторые города позднеантичного и ранневизантийского времени. Все это должно было оказать свое влияние на сербскую и македонскую архитектуру, но довольно скоро она стала развиваться по своему собственному пути. Это говорит о наличии у славян уже в то время своей самобытной зодческой традиции, сложившейся на основе тех задач, которые выдвигала перед славянскими зодчими жизнь их народов, тех возможностей, какие она им предоставляла.
    В ранних каменных постройках Сербии, небольшие размеры которых отвечали скромным экономическим возможностям составлявших ее малых государств, получили дальнейшее развитие композиционные приемы, известные по дороманским каменным церквам славянского Приморья и Зеты, т.е. трех- и четырехконховый планы. С другой стороны, на некоторые особенности сербских каменных церквей могли повлиять и их несохранившиеся деревянные прототипы. Такое предположение позволяют высказать некоторые постройки Рашской школы с их двускатными крышами и прямоугольными в плане пристройками — большой западной и меньшими боковыми, примыкающими к центральному бесстолпному объему. Сербы, как и другие славянские народы, возводили стены деревянных зданий из горизонтально уложенных бревен, что позволяло покрывать их без промежуточных опор, но заставляло для получения большей площади пристраивать к основному срубу дополнительные.
    В Македонии, где каменная архитектура имела более обширную область применения уже в античное и ранневизантинское время, в эпоху Первого Болгарского царства строились базилики с деревянными перекрытиями и сводами и четырехстолпные крестовокупольные церкви, получившие широкое распространение в последующие века.
    В процессе дальнейшего развития сербской архитектуры, связанного с укреплением Сербского государства при Неманичах и с расширением его границ, бесстолпный и четырехстолпный с пониженными углами типы храма оказывали воздействие друг на друга. Четырехстолпные храмы получили обширные западные пристройки, обычные в более ранних бесстолпных церквах, а у поздних бесстолпных храмов Моравской школы вместо свойственных постройкам XII—XIII вв. прямоугольных в плане боковых пристроек появились такие же полукруглые боковые апсиды — "певницы", как и в четырехстолпных храмах.
    Наконец, некоторые ставшие характерными для средневековой сербской архитектуры конструктивные особенности, вроде ступенчатых подпружных арок под барабанами куполов, применялись в постройках разных типов и школ. Их можно видеть и в бесстолпных храмах Рашской школы (церкви в Милешеве и Арилье), где, будучи скрыты в прямоугольном пьедестале под барабаном, они оставались только внутренней формой. Но в постройках Косовско-Метохийской (церковь в Грачанице, Иоакимо-Аннинская церковь в Студенице) и Моравской (храмы в Крушеваце, Наупаре, Калениче и др.) школ с их посводными покрытиями, говорящими о том, что такие специфически каменные формы стали обычными для сербских зодчих, ступенчатые подпружные арки вызвали появление дополнительного яруса закомар в основании барабанов.
    Декоративная обработка фасадов ранних построек была простой, отвечающей структуре зданий и свойствам строительных материалов. В дальнейшем в ней появились некоторые мотивы, родственные романским (в постройках Рашской школы) и византийским (в постройках Македонской и Косовско-Метохийской школы). При этом иногда арочные пояски и перспективные порталы романского характера сочетались с византийскими глухими арками и колонками на углах граненых снаружи купольных барабанов. Это особенно заметно в постройках Моравской школы, где такие детали, согласованные между собой и подчиненные общей композиции зданий, дополнялись еще декоративными мотивами, шедшими от народного прикладного искусства — тканей и резьбы по дереву. Таковы узорная каменно-кирпичная кладка и каменная резьба оконных наличников, архивольтов арок и розеток.
    Некоторые из этих декоративных деталей, одни буквально (керамические украшения), другие в общих чертах (узорная кладка и каменная резьба), повторяются и в постройках других стран (Болгария, Молдавия и Валахия), что свидетельствует о том тесном контакте, в котором развивалась их архитектура и архитектура Сербии и Македонии. Об этом же свидетельствуют и широкое распространение в Болгарии, Сербии и Македонии типа четырехстолпного крестовокупольного храма с пониженными углами, и повторение в сербских и македонских церквах трехконхового типа храма, а в сербских и болгарских — бесстолпного с западным притвором, причем нередко и там, и здесь над этим притвором ставились квадратные в плане колокольни.
    Позднее, во второй половине XIV— первой половине XV в., когда нашествие турок на Балканский полуостров вызвало передвижение значительных масс населения к северу, отдельные сербские эмигранты, среди которых были, вероятно, и зодчие, проникали в Валахию и Молдавию и даже доходили до Руси. Это делает понятной близость старейших памятников валашской архитектуры (церкви в Козин, Водице, Тисмане) к зодчеству Моравской школы. Характерные для этой школы бесстолпный удлиненный триконх и дополнительные подпружные арки на консолях стали обычными и в молдавских церквах XV—XVI вв.
    Такой конструктивный прием привел к появлению и в молдавских, и в сербских церквах ярусной композиции перехода от основного объема здания к барабану купола, но дополнительные ярусы закомар сербских церквей имеют больше сходства с ярусным расположением закомар в русских постройках, известным уже в домонгольское время (Пятницкая церковь в Чернигове) и обычным в постройках конца XIV и XV в. (соборы в Звенигороде, Троице-Сергиевой лавре и др.). Некоторые сходство между сербскими и русскими постройками сказывается также и в расположении закомар основных объемов на разных уровнях (церковь в Грачанице, некоторые постройки Моравской школы и собор московского Андроникова монастыря), и в применение довольно обычного в сербской архитектуре параболического, близкого к стрельчатому, очертания подпружных арок в таких русских постройках XV в., как Троицкий собор Троице-Сергиевой лавры и церковь в селе Каменском.
    Все это говорит о том, что архитектура в южно- и восточнославянских странах, а также в Молдавии и Валахии развивалась не изолированно, но в определенной взаимосвязи. Вместе с тем дальнейшая разработка некоторых композиционных и конструктивных приемов, выработанных в сербской архитектуре XIV — начала XV в., в архитектуре других стран в XV—XVI вв. свидетельствует о том, что ко времени турецкого нашествия сербская архитектура была вполне жизнеспособной. Она черпала силы для своего развития и в изменениях материальных и исторических условий, и в сложившихся уже строительных и художественных традициях, и в выработанном трудом ряда поколений мастерстве зодчих. Турецкое иго надолго замедлило развитие архитектуры в большей части Сербии и в Македонии. Для Черногории, сохранявшей свою независимость, это время было временем экономического упадка, также не благоприятствовавшего развитию архитектуры. Лишь к северу от Дуная и Савы, в Воеводине, не завоеванной турками, но вошедшей в состав Венгрии, а затем подпавшей под власть австрийских Габсбургов, строительная деятельность продолжалась в известной мере и в XVI—XVIII вв. Здесь элементы ренессанса и барокко сочетались с традиционными приемами композиции церквей, сохранявшими свою ценность и для этого времени.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню