Грузия. VII в. Развитие - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Грузия. VII в. Развитие

Архитектура Восточной Европы. Средние века > Архитектура Грузии > Архитектура VIII—IX вв.
    В середине VII в. арабы дошли до Грузии. Первые набеги, сопровождавшиеся грабежами, были отбиты. Но в середине 50-х годов ситуация изменилась, и эрисмтавар Грузии добровольно признал власть арабов над страной с обязательством выплачивать подушный налог. Однако такие взаимоотношения продержались едва два-три года. В последующие десятилетия арабы несколько раз снова появлялись, и, наконец, в конце века они сравнительно прочно утвердились в Грузии — сперва в восточной, а затем и в западной. Резиденция наместника халифа находилась в Тбилиси.
    Однако грузинский народ не хотел мириться с захватчиками, о чем свидетельствовали постоянные восстания против иноземной власти, особенно частые с начала VIII в. К тому времени арабы установили еще и второй вид денежного обложения — поземельный налог, а сверх того еще военную повинность. Арабы зверски подавляли восстания. Историки сохранили память об опустошительных карательных экспедициях арабов под начальством Мервана Глухого в 736—738 гг., о подавлении восстания в 60-х годах VIII в., когда было уничтожено 16 тыс. воинов, о заключении мира с поставкой 3 тыс. кобылиц и 20 тыс. овец в 20-х годах IX в., об уничтожении в Тбилиси в 853 г. 50 тыс. жителей и т.д.
    Установление в Грузии власти наместника халифа не повлияло на феодальный строй. Тбилисский эмир сделал эрисмтавара как бы своим помощником, перепоручив доставку податей эриставам на местах. Продолжавшиеся рост и укрепление, феодальных отношений в Грузии нисколько не были нарушены появлением арабского наместника. Лишь с течением времени благодаря арабской системе обложения наметилось ускорение социального расслоения.
    Что касается культурного развития, то арабы не принесли в Грузию ничего нового, передового. Они были в стране лишь верховной властью, имевшей единственной целью выколачивание денег, часть которых шла халифату, а другая поступала в распоряжение эмира. Культура же страны развивалась своим естественным путем; только экономическая база ее становилась все более узкой. Кроме того, былой центр национальной культуры — Тбилиси и центральная провинция Картли, игравшие прежде ведущую роль в культуре всей Грузии, в особенности Восточной, определявшие ее рост, группировавшие и взращивавшие ее кадры, перестали быть притягательным центром. Национальная эрисмтаварская власть утеряла руководящее значение и не могла уже давать крупных заказов, а к концу VIII в. ее пребывание в Тбилиси рядом с эмиром стало вообще невозможным. Все это привело к естественному отливу культурных сил на периферию. В районах Кахетии, южной и северной Картли, Джавахетии, Кларджетии, Тао, Абхазии имеется много памятников этого времени. Среди них есть такие, которые ясно свидетельствуют о продолжающемся поступательном ходе развития архитектуры в стране и не дают основания говорить о какой-либо заметной его приостановке.
    Они представляют собой естественный мост к памятникам следующего периода, то широкое основание, на котором стал возможным пышный расцвет грузинской архитектуры в эпоху зрелого средневековья X и XI вв. Падение значения эрисмтавара Грузии с появлением в центре чужеземной власти привело к быстрому обособлению отдельных феодальных государственных единиц. Из этих отдельных самостоятельных государств особенно выделились Кахетия, Абхазия, Тао и Кларджетия.
    Характерно, что постепенно и тбилисский эмир встал в один ряд с этими феодальными государями, отказавшись от подчинения халифу и обратив все подати в свою казну. Этот процесс превращения эмиров в "помещиков" начался довольно рано, еще в VIII в. К X в. эмир со своими приближенными представлял собой лишь небольшую кучку, которой противостояла вся масса коренного населения его владений.
    В архитектуре в это время продолжается то движение, которым ознаменована блестящая пора, начавшаяся в конце VI в. Ведущей тенденцией является развитие купольной архитектуры. В трехнефных базиликах только в единичных случаях появляется интересный прием выполнения какой-либо частности; в основной своей массе они отвечают лишь узким, специальным требованиям церкви. Трехпрестольные базилики после художественного подъема, которым было ознаменовано их строительство на рубеже VI и VII вв., теперь, в VIII и IX вв., представляют собой небольшие совсем простые постройки и тоже только в двух-трех случаях привлекают к себе внимание либо своими размерами, либо деталями отделки. Конечно, и в разных зальных церквах, иногда достигающих совершенно миниатюрных размеров (2X3,25 м), интересны только те или иные детали обработки проемов, резьбы и в редких случаях конструктивные приемы.
    Все основные творческие устремления архитекторов Грузии в VIII и IX вв. сосредоточиваются на купольной архитектуре. Характерную черту строительства монументальных купольных храмов этого периода составляют применение новых приемов, богатство и разнообразие создаваемых образов и форм. Сооруженные в это же время феодальные дворцы, несмотря на то, что они дошли до нас лишь в руинах, позволяют определить ведущие композиционные идеи эпохи.
    Среди памятников купольной архитектуры выделяется кафедральный собор на городище Самшвильде (Тетри-Цкаройский район), возведенный в 760—778 гг. По приемам исполнения, деталям отделки, характеру конструктивных элементов, а также по плану храма с его четырьмя свободностоящими подкупольными устоями, боковыми обособленными восточными помещениями, ясно выраженной удлиненностью и другими характерными чертами Самшвильдский Сион непосредственно примыкает к идеям предшествующего развития. В то же время его динамические продольные фасады и такое же внутренее пространство указывают на поиски новых решений.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню