Архитектура Восточной Европы. Средние века 2 - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Архитектура Восточной Европы. Средние века 2

Архитектура Восточной Европы. Средние века
    Христианская религия зародилась в эпоху поздней античности как религия угнетенных классов Римского государства и распространилась среди широких слоев его населения. Христианские храмы должны были вмещать в своих стенах многочисленных богомольцев и давать им возможность достаточно хорошо видеть и слышать богослужение, совершавшееся в восточной части храма. С другой стороны, так как христианство стало религией, оправдывавшей и освящавшей феодальный строй, строители некоторых соборных и дворцовых храмов должны были заботиться и о том, чтобы отделить внутри них представителей господствующего класса от простого народа. В отдельных странах внутри церквей отделяли также мужчин от женщин, крещеных от готовившихся принять крещение и кающихся, а в монастырских церквах — монахов от мирян.
    В соответствии с этим храм состоял из алтаря — места совершения богослужения, доступного лишь для духовенства, обширной основной части и примыкавшего к ней с запада притвора, где в раннюю эпоху находились кающиеся и не принявшие еще крещения «оглашенные». Основное помещение разделялось необходимыми при его больших размерах столбами на отдельные нефы, что, в свою очередь, помогало разделять молящихся по разным категориям. Той же цели служили и хоры, нередко делившие на два яруса западную и боковые части главного помещения храма.
    Идейно-художественные задачи, стоявшие в средние века перед архитектурой, отвечали обычно интересам господствующего класса, представители которого возводили наиболее значительные здания. Замки и укрепленные резиденции должны были производить своим внешним видом впечатление силы и несокрушимой мощи, внушая тем самым уважение к их обитателям. Во внутренних помещениях дворцов (нередко составлявших части замков, что накладывало определенный отпечаток на их внешний вид), к этому добавлялось впечатление великолепия и богатства, также поражавших зрителя.
    Близкие к этому задачи ставились перед архитекторами в аналогичных случаях и в предшествующую эпоху. Более новыми были идейно-художественные задачи, возникавшие в средние века при строительстве храмов. Это было обусловлено совершенно иным, чем прежде, представлением о боге: на смену антропоморфизированным божествам античного мира явился христианский бог — невидимый и непостижимый человеческими чувствами дух. Иными стали и представления о мире: несовершенному, преходящему материальному миру, окружающему человека, противопоставлялся иной мир, совершенный и вечный, обитателем которого должен был стать после своей смерти человек, сумевший в земной жизни преодолеть свою греховную чувственную природу.
    Христианские храмы всем своим обликом должны были напоминать зрителю об ином мире, где невидимо присутствует божество и где материальное начало подчинено духовному. Все это вместе с отмеченными выше утилитарными задачами, стоявшими перед культовой архитектурой, явилось причиной сильного отличия средневековых христианских храмов от античных языческих. Различие между ними усиливалось и характером изображений, украшавших те и другие храмы. Христианское представление о боге, как о невидимом духе, не помешало развитию изобразительных искусств, опиравшемуся на учение о «воплощении» бога, принявшего человеческий образ, и на культ святых. Но противопоставление духовного начала материальному наложило свой отпечаток на средневековые живопись и скульптуру и на приемы синтеза этих искусств и архитектуры.
    Кроме того, на облике храмов отразилось и то значение, которое они получили в средние века в государственной и общественной жизни. Соборный храм столичного города был для людей того времени архитектурным воплощением могущества и величия государства. О значении меньших городов должна была говорить архитектура их соборов. Такой же характер носили и соборы больших монастырей. Храмы меньших монастырей и приходские городские и сельские церкви были, понятно, скромнее и по размерам, и по архитектуре. Но иногда небольшие размеры таких церквей возмещались изяществом и богатством их внешней и внутренней отделки. Обычно это бывало в тех случаях, когда церковь строилась представителями знати, стремившимися своей постройкой прославить себя и свой род, или объединениями горожан, ремесленников и купцов, боровшихся с феодалами за свои права и соперничавших с ними и в области архитектуры.
    Становление и развитие феодализма сопровождалось непрерывным изменением практических и художественных задач, стоявших перед архитектурой. Изменялся и облик тех зданий, которые сооружались в соответствии с этими задачами.
    На раннем этапе, когда еще была сильна центральная власть, унаследованная от предшествующей эпохи и подчинявшая себе не сформировавшийся вполне класс феодалов-землевладельцев, храмы и дворцы, которые возводились на средства носителей верховной власти, владевших большей частью богатств страны, были велики по раз мерам и имели монументальный и торжественный характер.
    Позднее, когда развитие феодального землевладения привело к усилению местных экономических центров, превратившихся и в политические центры, почти или полностью не зависимые от центральной власти, значение последней упало. Ее носители были только первыми среди других крупных феодалов и не обладали таким могуществом и такими средствами, как на предшествующем историческом этапе. Их сооружения становятся менее крупными и не превосходят по размерам построек номинально подчиненных им феодалов. Зато каменная архитектура получает более широкое распространение. В связи с этим в ней начинают появляться местные особенности, часто связанные с естественными строительными материалами и наличием художественных и строительных традиций, идущих порой от предшествующей эпохи. В то же время типы зданий остаются более или менее едиными для обширных территорий, и именно в это время складываются типы укрепленного феодального замка, монастыря, часто также укрепленного, и небольшой приходской церкви, в которой появляются капеллы или приделы частного пользования.
    Наконец, когда развитие товарного производства приводит к установлению экономических связей между отдельными областями, замкнутыми до этого в рамках натурального хозяйства, начинают складываться централизованные феодальные государства. Местами этому процессу способствует и необходимость объединения для защиты от внешних врагов. В это время начинает возрастать значение городов и городского строительства, осуществляемого на средства как носителей верховной власти, так и служащих им опорой в их борьбе с крупными феодалами горожан. Наиболее богатые из них — представители зарождающейся буржуазии — строят себе большие дома, не уступающие иногда по размерам городским дворцам феодальной знати, но отличающиеся от них своим менее замкнутым характером. На средства объединений горожан, особенно на Западе, в это время возводятся не только светские общественные здания — ратуши, дома цехов и купеческих гильдий, но нередко и городские соборы, на архитектуре которых начинает сказываться влияние более светского мировоззрения горожан, предвещающего приближение следующего исторического этапа — эпохи Возрождения, зарождающейся в недрах позднего средневековья.
    Подобно этому некоторые элементы уклада и культуры средних веков начали складываться уже в поздней античности. Уже тогда в сельском хозяйстве труд рабов начал вытесняться трудом арендаторов-колонов, этих «предшественников средневековых крепостных» (Энгельс), а на окраинах империи, которые заселялись «варварскими» племенами, не знавшими рабовладения, начала складываться крестьянская община. Упадок основанных на рабском труде экономики и государственного строя Римской империи ослаблял значение и силу центральной власти, уже не способной при отсутствии тесных экономических связей сохранять политическое единство государства. Отдельные окраинные провинции отделяются от империи, а в 395 г. она распадается на две — Западную и Восточную.
    В таких условиях и античное миропонимание, и официальная римская религия, обожествлявшая государственный строй империи, вступили в период кризиса. Люди того времени не находили ответа на свои вопросы, вызывавшиеся окружавшей их тяжелой действительностью, в рационалистической философии и научной мысли и искали спасения в мистике, усиливавшейся в античной философии на последнем этапе ее развития, в таких ее течениях, как неоплатонизм и языческий гностицизм, выдвинувших дуалистическое учение о чувственном и сверхчувственном мирах.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню