Палладио. Творчество. Виченца, Базилика - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Палладио. Творчество. Виченца, Базилика

Архитектура Западной Европы XV-XVI веков. Эпоха Возрождения > Архитектура эпохи Возрождения в Италии > Архитектура Италии 1520—1580 гг. > Архитектура Северной Италии
    Венеция того времени (1540-е годы) еще сохраняла значение мирового торгового и культурного центра, но ее первенствующее место в Европе было поколеблено. Общественные верхи республики по-прежнему славились роскошью и праздничностью своего быта, многообразием художественных и интеллектуальных интересов, утонченностью вкусов.
    Однако сокращение морской торговли и падение политического могущества глубоко сказывалось на мировоззрении. Сменив деятельную жизнь предприимчивых купцов, моряков и воинов на неторопливый, полный досуга быт феодала-помещика, любителя искусств и дилетанта — господствующие слои венецианского общества теряли веру, а вместе с тем и интерес к будущему, которое не сулило радужных перспектив. В этих условиях становится понятным, что в центре интенсивной духовной жизни венецианских гуманистов оказались искусства и наука, а эстетическая мысль, в значительной мере связанная с процветавшей здесь музыкой, обратилась к исследованию гармонии, пропорций и других внеисторических «вечных» закономерностей.
    Те же тенденции проявились и у Палладио, который, подобно своим предшественникам, искал ответ на волновавшие его архитектурные проблемы в античном зодчестве, но видел его уже в ином свете. Для Браманте, как и для Альберти, античные сооружения были замечательными, но не единственными достойными изучения образцами, с которыми можно было сравняться, которые можно было даже превзойти. Словом для них это было историческое наследие, от которого должна была отталкиваться архитектура, опирающаяся в своем развитии прежде всего на собственный опыт и разумение зодчих. Для Палладио же античные памятники были идеальным воплощением извечных законов зодчества. Античная архитектура приобретала в его глазах не историческое, но абсолютное, качественное значение, а ее ордерная система (роль которой в итальянском зодчестве неуклонно возрастала на протяжении предшествовавших 120 лет) стала для Палладио исходной формулой всякой архитектурной композиции, всеобщей основой архитектурного мышления. Это не значит, что ордерные формы имели для Палладио лишь декоративный смысл. Напротив, понимая архитектуру во всем ее сложном многообразии и уделяя большое внимание ее практическому назначению и материальной сущности, он и в ордере никогда не забывал исходную тектоническую семантику, определявшую форму отдельных элементов и связывавшую их в целостную систему. Именно поэтому Палладио никогда не усложнял, но чаще упрощал ордерные формы, подчеркивая их основной статический смысл. Более того, Палладио — и в этом его отличие от предшественников — воспринимал эту систему как наилучшую формулу для художественного истолкования всякого сооружения, всякого строительного организма.
    Такое понимание архитектуры, как и высокая оценка античного наследия, несомненно укрепились у Палладио в процессе глубокого изучения не только древних сооружений, но и Витрувия.
    Так, он неизменно прибегал к ордеру для осмысления другой тектонической системы — стены. При этом Палладио не только подчеркивал условный, переносный смысл привлеченных им ордерных форм, тем самым реалистически указывая на основополагающую конструктивную роль стены (этот прием, широко применявшийся и его предшественниками, получил у мастера лишь дальнейшее развитие), Палладио трактовал саму стену не как аморфную массу кладки, но как организованное по законам ордера тело, с основанием, средней несущей частью и венчанием. Можно сказать, что Палладио рассматривал стену как предельно сомкнутый строй колонн.
    Творческий метод Палладио и особенности его высоко индивидуального стиля вполне сложились к 35 годам и полностью проявились уже в первом серьезном произведении мастера — Базилике.
    Базилика в Виченце, получившая свое античное название от самого Палладио, является завершением более ранней постройки. Ее ядро составляет выстроенное еще в XV в. палаццо делла Раджоне (ратуша), включавшее огромный зал (52X21 м), расположенный над сводчатой лоджией. Палаццо не было закончено и в конце XV в. начало разрушаться. Необходимость придать главному общественному зданию достойный внешний облик стояла в центре внимания всего города и полностью захватила начинавшего мастера. Работая в мастерской архитектора-скульптора Джованни да Педемуро, куда обращались для выполнения своих моделей архитекторы, приглашавшиеся в Виченцу в связи с перестройкой Базилики, Палладио, по-видимому, уже с 1538 г. приобщился к этой увлекательной работе: его модель, выполненная к проекту, представленному в 1546 г., была принята после того, как были отвергнуты советы и предложения таких крупных мастеров, как Скарпаньино (1532 г.), Сансовино (1536 и 1538 гг.), Серлио (1539 г.), Санмикели (1541 и 1542 гг.) и Джулио Романо (1542 г.).
Виченца. Базилика, 1549 г. Палладио
Виченца. Базилика, 1549 г. Палладио
Виченца. Базилика
Виченца. Базилика
    Окружив ядро старой ратуши галереями в виде двухъярусной ордерной аркады, Палладио придал зданию серьезную величавость и в то же время доступный, открытый характер общественного сооружения, тем самым соединив и развив два архитектурных качества, до того встречавшихся раздельно, либо в строгих ордерных фасадах палаццо, либо в более интимных лоджиях их внутренних дворов.
    Трехпролетная ячейка с аркой посредине, составляющая основу фасадов Базилики, позволила зодчему связаться с шагом опор в старой части ратуши и выявить во внешнем облике здания закономерность его внутреннего строения, в то же время сохранив значительную свободу в разработке наружных галерей. Такая композиция, встречавшаяся и раньше, стала называться «мотив Палладио» (реже — Серлио).
    Своеобразие Базилики выявляется при ее сопоставлении с родственной по композиции библиотекой Сан Марко в Венеции, которая при сравнении выглядит более многословной, перегруженной декором и даже более грузной, тогда как Базилика, более легкая и в то же время неизмеримо более сильная, поражает почти полным отсутствием декора и всеопределяющей ролью тектоники, скупыми средствами которой и создается глубокий и впечатляющий образ сооружения. Ордерная структура не наложена на стену, но пронизывает ее насквозь и развита в глубину посредством удвоения малых колонн по сторонам основных устоев. Благодаря такому проникновению ордера в глубь стены и ее ясному расчленению на отдельные блоки, зритель сразу понимает всю структуру сооружения, в которой нет неработающих элементов, а инертная масса кладки сведена к минимуму (ср. круглые окна в наименее напряженных участках стены по сторонам арок). Материал представляется полностью напряженным, он как бы приобретает особую крепость. Кажется, стукни по нему — и он зазвенит.
    Если в венецианской Библиотеке многое кажется изваянным, то в вичентийской Базилике все сложено, построено. Ее детали очень просты и вместе с тем пластичны; лаконичные «кубические» базы ионических колонн подчеркивают серьезность и аскетическую простоту общих форм. Тем более изысканными выглядят на этом фоне немногочисленные, тонко прорисованные детали: капители колонн и архитравы малого ордера, архивольты арок. В строгих, тектонически оправданных формах Базилики достигнута поистине римская монументальность, а вольный размах ее широких арок, торжественное звучание их усложненного ритма производят впечатление подлинного богатства, не меньше чем роскошный фасад библиотеки Сан Марко. Сужение крайних пролетов зрительно закрепляет углы здания и придает ему завершенность.
data-matched-content-rows-num="1" data-matched-content-columns-num="5" data-matched-content-ui-type="image_stacked"
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню