«Открытие» классического ордера Брунеллеско - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

«Открытие» классического ордера Брунеллеско

Архитектура Западной Европы XV-XVI веков. Эпоха Возрождения > Архитектура эпохи Возрождения в Италии > Пути развития итальянской архитектуры в XV-XVI вв.
    Насколько подвижна и трудноуловима завершающая граница архитектурного цикла Возрождения в Италии, ее «Ренессанса», настолько четок и стабилен временной рубеж, которым наука — от Буркгардта до наших дней — продолжает отмечать его начало. Это — 1420 г., появление первой постройки Брунеллеско в «классических» формах (Оспедале дельи Инноченти) и начало широкого художественного движения «rinascimento» («Возрождения») в культуре Флоренции. Начиная историю архитектуры Возрождения в Италии с этой даты, авторы настоящего труда опираются, таким образом, на уже принятую в науке точку зрения, которая твердо базируется на переломном по значению историко-архитектурном событии: первом и решающем обращении архитектуры Флоренции (после периода готики) к заново «открытой» Брунеллеско системе классического ордера. По-своему воссозданный великим флорентийцем классический ордер знаменовал собой победу нового, научного мышления в архитектуре. Был, казалось, вновь открыт утерянный язык архитектуры самой античности, ее метод и средства, которых недоставало зодчим для создания той гармоничности, ясности и человечности образов, к чему стремилось искусство начала века и что в глазах самой эпохи было возрождением «античной» красоты архитектуры.
    Историческая синхронность новаторского акта Брунеллеско в архитектуре и творческих открытий Брунеллеско, Донателло и Мазаччо в изобразительных искусствах на базе нового научного метода (перспектива, анатомия, светотень) придают убедительность факту начала Ренессанса.
  Однако в архитектуре обновление, пришедшее с началом «ринашименто», в тот момент было чисто художественным и по существу не затрагивало ее материальных, конструктивно-типологических основ. Ордерная реформа Брунеллеско явилась типическим архитектурным выражением того общего перелома в сфере культуры и идеологии, который знаменует собой переход к Возрождению. В этом смысле принятая начальная дата 1420 г. остается бесспорной. Но связанное с ней обращение к классическому ордеру далеко не исчерпывает процесса архитектурного развития в целом. Сложение новой типологии, строительных приемов и форм архитектуры Возрождения имело сложную историческую динамику и охватывает длительный цикл разнородных переломных явлений. Вместе с тем в общем развитии культуры Возрождения революционный сдвиг 1420 г. проявляется наиболее резко именно в области архитектуры, где этот рубеж в глазах многих может вырасти до значения глухой границы между чуждыми друг другу средневековым миром готики и новым миром Возрождения. Если развитие литературного гуманизма того времени вообще не знает подобного рубежа и движение, начатое Петраркой и Боккаччо, плавно вливается в XV столетие, если Мазаччо несет дальше эстафету реализма, через столетие протянутую ему Джотто, то Брунеллеско выступает (по крайней мере в нашем обычном представлении) как зачинатель того совершенно нового, чего, казалось, вовсе не знала предшествующая эпоха готики и что с этого момента становится самым общим, неизменным признаком архитектурного строя Возрождения, его антично-ордерного принципа. Таким образом рубеж — 1420 г. в качестве опорной даты архитектурной периодизации приобретает специфический смысл. Это обязывает нас глубже проанализировать место и значение данного момента в развитии архитектуры Возрождения в Италии.
    Обращение Брунеллеско к античности имело свой глубоко традиционный аспект. В Тоскане, особенно в самой Флоренции, сохранившей наибольшую близость к культуре античного Рима, всегда оставалась живой преемственная связь архитектуры с античностью. Высокий подъем флорентийского зодчества в XI—XII вв. (проторенессанс) оставил позднейшим поколениям собственные античные воспоминания по-новому творчески осмысленными. Памятники этого периода (баптистерий, ц. Сан Миньято и др.), еще ныне поражающие мастерством владения античными формами, на века остались в глазах флорентийцев самой подлинной античностью. В них, как и вообще в архитектуре средневековья, зодчество Италии хранило память не только о классике Рима, но и об антике раннего христианства и эллинско-античных отзвуках в искусстве Византии. Через эту средневековую «античность» и приходит к своей новой ордерной философии Брунеллеско.
    Уже в середине кватроченто новое «открытие» античного ордера совершает во Флоренции архитектор-гуманист Альберти, на этот раз — непосредственно в классике Рима. Новая трактовка и самые принципы ордера Альберти, прямо возрождающие ордерные формулы и формы построек императорского Рима (Колизей), становятся в архитектуре Возрождения исходной позицией и базой, с которых эпоха в пору своей кульминации в Риме начала XVI столетия, в монументальных творениях Браманте, Рафаэля, Микеланджело приходит к полноте и богатству созданного ею «классического» языка архитектуры. И, наконец, уже на исходе своего пути архитектура Возрождения в творчестве позднего Палладио вновь и по-новому черпает из античности, в облике и ордерном строе ее архитектуры мысля теперь вечный закон красоты. Путь от Брунеллеско к Палладио (в общих рамках принципа классической ордерности архитектуры Возрождения) — это путь последующей смены по существу различных ордерных концепций и неуклонного отхода от того, что было ее сущностью у Брунеллеско. Этот путь вообще не базируется на ордерных началах архитектуры в их понимании у Брунеллеско, так же как его философия ордера не несет в себе никакого зародыша ее позднепалладианской транскрипции. Но зато линия предшествующего развития флорентийской архитектуры безусловно ведет к Брунеллеско и в его лице приходит к своей вершине. И не только в том, что мастер в постройке купола Санта Мария дель Фьоре гениально завершил величайший замысел архитектуры треченто, но и в том, что эту архитектуру он выводит на новые пути Возрождения, тем самым открывая ей невиданные возможности нового блестящего развития. Фигура Брунеллеско в той же мере начинает собой эпоху архитектуры нового времени, в какой завершает ее, быть может, не менее величественный средневековый этап развития.
data-matched-content-rows-num="1" data-matched-content-columns-num="5" data-matched-content-ui-type="image_card_stacked"
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню