Итальянский маньеризм. Придворная архитектура - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Итальянский маньеризм. Придворная архитектура

Архитектура Западной Европы XV-XVI веков. Эпоха Возрождения > Архитектура эпохи Возрождения в Италии > Пути развития итальянской архитектуры в XV-XVI вв.
    Сложная и противоречивая картина последующего развития архитектуры Италии XVI в. неоднородна и по-разному раскрывается в архитектурной жизни ее различных культурных центров, из которых Флоренция и Рим по-прежнему сохраняют свое первенствующее значение; особняком в XVI в. продолжает стоять Венеция с ее запоздалым расцветом Ренессанса. Флоренция, колыбель классического искусства Возрождения, наиболее, полно аккумулирует в себе те черты часто взаимопротивоположных тенденций, которые в целом дают типичную для Тосканы и севера Италии XVI в. картину стиля, условно обозначаемого в литературе термином «маньеризм».
    Термин возник первоначально (также как термины «барокко» или «готика») из негативной оценки искусства и архитектуры XVI в. В этом времени видели только инерцию ренессансной классики, глубокая художественная правдивость которой постепенно исчезала за внешней виртуозностью и изощренностью идейно опустошенной «манеры», лишь внешне продолжавшей «классические» традиции. Это толкование, отвергнутое современной наукой, было по меньшей мере односторонним. Катастрофа, постигшая Рим и Италию, и наступление реакции прервали в момент кульминации короткий расцвет классического искусства Возрождения, но не сломили еще мощного потока художественной и архитектурной жизни страны. Многочисленность новых первоклассных зодчих, созданные ими произведения и, наконец, устойчивость некоторых характерных черт, приемов и форм убеждает нас в том, что маньеризм — стилистическое явление самостоятельного историко-культурного и художественного значения. С другой стороны, маньеризм не может считаться первым проявлением грядущего барокко. Напротив, архитектурный стиль Тосканы XVI в., главным образом Флоренции, и барокко, шедшее от Рима и отразившее уже новые течения в культуре конца века, в целом противостояли друг другу в итальянском искусстве и архитектуре как два различно направленных стилевых течения. Различна породившая их общественная среда, географические центры их распространения, их идейно-художественная сущность; различны типы, облик и формы сооружений.
    Общий исторический фон культуры и искусства Италии середины XVI столетия определялся нарастанием феодальной и церковной реакции, экономическим застоем, раздробленностью и потерей независимости (кроме Венеции). Искусство и архитектура в целом отражают эту специфику эпохи. Архитектура лишается широкой демократической основы — муниципального и частного строительства в городах, обслуживает узкий круг феодальной аристократии и слившегося с ней патрициата.
    В этой эволюции уже с середины столетия явственно различие между Северной Италией и Римом. В городах Тосканы и областях к северу от нее архитектура носит на протяжении всего XVI в. ярко выраженный светский характер. Это — архитектура городских дворцов и загородных вилл, отвечавшая повышенным запросам в области комфорта и стремлению к эстетической утонченности. Эта архитектура несет на себе печать высокой культуры светского быта. Жилой архитектуре Рима XVI в. во многом были присущи те же черты. Но в Риме наряду со светским дворцовым строительством шло все нараставшее строительство церквей, которого почти вовсе не было тогда во Флоренции. То, что предпринималось в папском Риме, было началом грандиозной программы реконструкции церковного фонда города и создания новой архитектуры Рима как мировой метрополии обновленного католицизма. К концу века новый церковный тип определял собой лицо архитектуры барочного Рима. В этом глубокое различие путей развития стиля Тосканы и Рима в XVI столетии.
    В строительстве дворцов и вилл новый социальный и политический уклад жизни итальянских городов определял эволюцию типа. Сильная власть и образцовая полиция герцога Козимо Медичи во Флоренции теперь выполняли функцию защиты приближенных герцога, которую прежде искали в собственном палаццо-крепости. Городской дворец в плане и внешнем облике все более теряет свой прежний характер неприступности. Намечается тенденция к раскрытию (в сторону сада) прежде всегда замкнутого внутреннего двора. Усложнение быта придворной светской жизни и увеличение штата прислуги вызывают введение в постройку дома одного или двух дополнительных служебных полуэтажей, обычно над главным этажом в средней или верхней части дома. Поэтому в фасаде палаццо над полосой высоких окон основного этажа часто вырастал высокий «лоб» стены с рядом низких «мезонинных» окон служебных полуэтажей. Это часто совершенно меняло традиционную систему членений фасада; большей теперь обычно оказывалась верхняя часть, включавшая главный этаж и мезонины.
    Искусство и архитектура в целом получают придворный характер. Иным становится облик художника-зодчего. Завершается процесс эмансипации художника от цеховой зависимости, начавшийся ранее в связи с постепенным превращением возникшей в городских коммунах культуры Ренессанса в культуру больших патрицианских центров. Обеднение среднего городского сословия и отсутствие массовых местных заказов приводит к началу странствий художников. Они стекаются ко дворам крупных феодалов, часто становятся членами высшего аристократического общества. Соответственно меняется их личный быт, повышается интеллектуальный уровень, образованность. Возросшее самосознание художника проникается образом мышления окружающей среды. Аристократический идеал «благородного» интеллигента, противопоставляемого остальной массе, становится определяющим в мировоззрении художника. Повышенную ценность приобретает теперь творческая индивидуальность художника, его художественный почерк, личная манера мастера. Различия творческой манеры отдельных художников-зодчих сменяют собой различия местного колорита художественных школ в искусстве и архитектуре времени Брунеллеско и Донателло.
    Эволюция художественной личности была связана не только с новым общественным положением художника. Новой стала самая оценка искусства. Художественные произведения, создаваемые теперь для узкого круга утонченных ценителей, в большей степени, чем прежде, становятся предметом эстетского созерцания. Элемент созерцательности проникает и в архитектуру. Иной представлялась теперь художественно-образная ценность ее форм. В архитектуре XVI столетия прекрасное искали не в идеальном — само идеальное нарушалось в поисках нового прекрасного, — а в том, что несло в себе больший зрительный интерес, влекло к не изведанным еще эмоциям, рождало движение глаза, мысли, уводило вдаль, в конце концов, несло в себе элемент какой-то интригующей загадки. Центричность, как правило, сменяется теперь осевым, протяженным построением композиций. Всюду, где возможно, квадратный план уступает место вытянутому, круг — удлиненному овалу. Логика ясного тектонического рассказа теперь отступает перед роскошью зрительного, сценического начала в архитектуре.
data-matched-content-rows-num="1" data-matched-content-columns-num="5" data-matched-content-ui-type="image_card_stacked"
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню