Эриду, Гавра - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Эриду, Гавра

Рабовладельческое общество > Двуречье и Месопотамия
    К концу IV — началу III тысячелетия до н. э., ко времени возникновения первичных мелких государственных образований складывается и характерный для Передней Азии тип поселения. Центром каждого города-государства являлся храм, имевший большое усадебное хозяйство, в котором работали зависимые, свободные и рабы, а позже — почти исключительно рабы.
    Религия стала ведущей формой складывавшейся идеологии. Как в северной, так и в южной Месопотамии храмы и храмовые центры появились ранее зарождения государства. Культовые сооружения обычно возводились из кирпича-сырца, т. е. в технике более передовой, чем глинобитные и тростниковые дома. Уже очень рано, с первой половины IV тысячелетия, в храмах наблюдается стремление к монументальности и к симметрии. Храмовые центры на месте современного Абу-Шараин (древнее Эриду) и современного Тепе-Гавра сохраняли в течение тысячелетий значение междуобщинных святилищ. Из построек, изученных в последовательно сменивших друг друга поселениях, ко времени до образования государства относится в Тепе-Гавра не менее 20, в Эриду — не менее 16.
    Уже в начале IV тысячелетия сложилась схема прямоугольного храма с главным помещением вытянутой в плане формы, в котором находились алтарь и жертвенник, и с двумя рядами меньших помещений по его сторонам; разработанный по этой схеме тип храма оказался чрезвычайно устойчивым и применялся в различных вариантах в течение тысячелетий. В наиболее ранних сооружениях этого рода (Гавра XIX и XVIII) наружный объем храма еще не дифференцирован: ясно только, что вход был на короткой стороне, и святилище имело продольную направленность. В дальнейшем, с выделением храма в отдельное здание, вход обычно устраивался в глубокой нише (айване) между массивными боковыми выступами.
    Чрезвычайно интересны три разновременно построенных храма Гавра XIII, образовавших целый и цельный комплекс вокруг парадного двора довольно значительных размеров. Во всех трех главное помещение вытянуто уже не вдоль, а поперек оси каждого из зданий. Наиболее монументален Северный храм. Вход ведет в его зал не непосредственно из айвана, а через боковые помещения, так что получается затесненный и изломанный путь. В этих условиях интерьер зала должен был особенно поражать воображение входящего.
Храм Гавра XI, вторая половина IV тысячелетия до н. э.
Храм Гавра XI, вторая половина IV тысячелетия до н. э.
Тип храма Гавра IX и Гавра VIII, около 3000 г. до н. э.
Тип храма Гавра IX и Гавра VIII, около 3000 г. до н. э.
Северный храм комплекса Гавра XIII, около середины IV тысячелетия до н. э.
Северный храм комплекса Гавра XIII, около середины IV тысячелетия до н. э.
    Храмы Гавра сложены из плоских сырцовых кирпичей прямоугольной формы на глиняном растворе; размеры кирпичей росли с совершенствованием техники изготовления. Кирпичи позволяли создать перевязку в чередующихсярядах кладки и образовать на поверхности стен сложную систему отступов и выступов. Так, в Северном храме Гавра XIII замечательна обработка углов — двумя четвертными пилястрами внутри и массивными лопатками снаружи; таким образом, углы были закреплены конструктивно и вместе с тем выделены композиционно.
    Двойные и даже тройные отступы, да еще сгруппированные попарно, создают сложный ритм обработки стены на фасадах и в интерьере. Снаружи стены были покрыты белым известковым раствором, а в интерьере — окрашены в ярко-красный цвет.
    План храмов, строившихся в поселениях Гавра разновременно, но ближе к концу IV тысячелетия (Гавра XI и IX—VIII), принципиально отличается от плана Северного храма (Гавра XIII) и приближается к древнейшей cxeме (Гавра XIX и XVIII) тем, что вход в главное помещение был прямым и непосредственным. В храмах Гавра XI—VIII симметрия плана и фасада подчеркивала продольное направление зала и расположение алтаря по центральной его оси. Храмы, построенные по этой схеме в самом конце IV тысячелетия (Гавра IX и VIII), отличаются от построенного несколько ранее (Гавра XI) сложным контуром плана, который проистекает от расчленения фасадов лопатками и нишами с двойными отступами. Как и в храмах Гавра XIII, эта обработка стен была вызвана требованиями устойчивости кладки из сырца, но приобретала также и декоративное значение. Выступы не только закрепляли углы; они подчеркивали значение входного айвапа и разнообразили поверхность стен.
    Из сказанного видно, что на протяжении веков стены храмов делались в Гавра то гладкими, то украшались лопатками и нишами; культовый зал имел то прямое, то поперечное расположение. Но во всех периодах храмы направлены по странам света не сторонами, а углами — ориентация, господствовавшая во всей последующей архитектуре Месопотамии.
Эриду, схема взаимного расположения храмов VIII—I, IV тысячелетие до н. э.; зиккурат III династии Ура конца III тысячелетия до н. э.
Эриду, схема взаимного расположения храмов VIII—I, IV тысячелетие до н. э.; зиккурат III династии Ура конца III тысячелетия до н. э.
    Не менее замечательны постройки Эриду. Этот город был центром множества селений, состоявших из тростниковых хижин и глинобитных домов. Шестнадцать храмов были построены в Эриду последовательно на одном и том же месте. Первые храмы были подняты на платформу, чтобы защитить их от болотной сырости и паводков. Каждое последующее здание строилось на засыпанных развалинах предыдущего: к концу IV тысячелетия храмовая платформа выросла в монументальное двухъярусное подножие длиной 65м. Так зародилась и развилась характерная для архитектуры Месопотамии храмовая башня — зиккурат (что означает по-аккадски «вершина»). Первоначально все храмы строились, по-видимому, на высоких платформах, что отразилось в Шумерском обозначении всякого храма — «э-кур» (буквально «дом горы»). Позднее зиккурат воздвигался только при храме главного бога данного города.
    В последовательных храмах Эриду нет симметрии и единства, отличающих храмы Гавра. Выступы по бокам главного входа неодинаковы (храм VIII); на боковых фасадах тоже имеются входы (храмы VIII и VII); в более поздней постройке (храм VI) сохранился только боковой вход. Входящий попадал в зал уже не через парадный айван (как в Гавре XI и IX—VIII), а через затесненный тамбур, хотя и не по изломанному пути, устроенному в Гавре XIII. В архитектуре Месопотамии типы храма со входами только на длинной стороне (поперечное расположение зала) или со входами как на длинной, так и на короткой стороне получили в дальнейшем большее распространение, чем тип с осевым продольным расположением; так, в архаических храмах Урука преобладает сочетание входов как на продольной, так и на поперечной стороне.
    При увеличении храма и развитии зиккурата повсеместно сохранялась та же ориентация, что и в Тепе-Гавра — углами по странам света.
Эриду. Храм VI, около 3000 г до н.э.
Эриду. Храм VI, около 3000 г до н.э.
Эриду. Храм VII, 2-я половина IV тысячелетия до н. э.
Эриду. Храм VII, 2-я половина IV тысячелетия до н. э.
Эриду. Храм VII, вторая половина IV тысячелетия до н.э. (контуром нанесен храм VI).
Эриду. Храм VII, вторая половина IV тысячелетия до н.э. (контуром нанесен храм VI).
    Наиболее ранний южношумерский храм — храм в Эриду (современный Абу-Шахрайн) — относится к позднему неолиту. Сохранившиеся части позволяют составить представление о плане здания, которому присущи основные отличительные черты, и последующих храмов Южного Двуречья. Храм стоит на высокой платформе, к которой с двух сторон ведут лестницы (или пандусы); святилище храма сдвинуто к краю платформы и имеет внутренний открытый дворик; единственный элемент декора храма — узкие прямоугольные ниши с наружной и внутренней сторон стены.
    В глубине двора выделяется святилище — целла с местом для статуи божества. До конца эпохи Джемдет-Наср (на рубеже IV и III тысячелетий до н. э.) доступ во все части храма был свободным, но позднее в целлу и в окружавшие целлу и двор подсобные помещения непосвященные не допускались.
    В более северных районах Двуречья (Эшнунна, Тутуб и т. д.) складывается несколько иной тип жилой и культовой постройки. Особенности конструкции, возможно, объясняются более холодным климатом этих районов в зимний период. Для этого типа зданий характерно отсутствие типичного для южных строений центрального внутреннего открытого двора, здесь он заменен закрытым помещением, а также имеется очаг внутри дома. Некоторые исследователи предполагают верхне—боковое освещение, в то время как южношумерские храмы и жилые дома получали свет через дверной проем.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню