Архитектура Великой Греции 2 - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Архитектура Великой Греции 2

Архитектура античного мира > Архитектура Великой Греции
    Особенности планировки храмов Великой Греции в эпоху архаики в известной мере связаны с характером наиболее распространенных здесь культов, в частности — культа Деметры (считавшейся покровительницей Сицилии) и ее дочери Персефоны. Этот культ значительно более замкнутый, мрачный и таинственный, чем светлый и ясный культ олимпийских богов, преобладавший в материковой Греции, без сомнения, нашел отражение в планировке архаических храмов и в общем локальном характере монументального зодчества в западных областях греческого мира. Наиболее распространенным типом самых значительных и почитаемых храмов, насколько можно судить по сохранившимся остаткам, являлся периптер. Но при том же общем прародителе — мегароне — целлы храмов и окружающие их пространства колоннад получили значительные различия. Если в материковой Греции наос был раскрыт на восток широким проемом, а пронаос и опистодом по сути дела уравновешивали восточный и западный торцы целлы, делая ее равноценной для восприятия извне, в западных колониях обязательным элементом и композиционным ядром храма являлся адитон — темное, замкнутое помещение (полностью скрывавшее от непосвященных культовую статую), расположенное в самой глубине целлы у ее западного торца. На протяжении почти всей архаической эпохи опистодом в храмах Великой Греции отсутствовал; он появился в Сицилии впервые лишь на рубеже VI и V столетий, сначала как исключение, например, в храме Геракла в Акраганте и сделался постоянным элементом целлы лишь после победы сицилийских греков над карфагенянами в 480 г. до н. э. при Гимере, когда особенно усилились связи между западной и восточной частями греческого мира.
    Вследствие того что западный торец целлы был глухим, вся целла приобретала более замкнутый характер. Вместе с тем восточный портик храма получал особенное развитие, иногда за счет простого увеличения пролета (храм D в Селинунте, Геракла в Акраганте), а чаще всего за счет удвоения восточной колоннады, т. е. установки второго ряда колонн, с отступом на два пролета за линию главного фасада периптера (храмы Аполлона и Зевса в Сиракузах, храмы С и F в Селинунте). Встречается и другое, специфическое для храмов Великой Греции решение, когда вместо пронаоса, обычно решавшегося подобно храму в антах, портик на восточном конце целлы заканчивался самостоятельно развитой внутренней колоннадой, поставленной либо в линию с торцами продольных стен целлы (храм D в Селинунте), либо приобретавшей вид четырехколонного простильного храма с дополнительными двумя колоннами, поставленными позади угловых (храм G в Селинунте; храм Афины, ранее приписывавшийся Деметре, в Посейдонии).
    Такое развитие восточного портика многозначительно: колоннады, окружающие целлы, приобретают со стороны входа в нее большую пространственность. Вместе с тем создается ясно выраженная ориентация и последовательность в чередовании различных, нанизанных на продольную ось храма пространств и помещений — от просторного, просматривающегося насквозь восточного портика, к более тесно обрамленному колоннами и боковыми стенами целлы пронаосу, затем к замкнутому сильно вытянутому помещению целлы (ее наосу), в некоторых случаях разделенному внутренними рядами колонн (одним рядом — в «Базилике» в Посейдонии, двумя рядами — в храме Аполлона в Сиракузах, в храме G в Селинунте) и, наконец, к адитону — тесному, относительно высокому помещению, которое может быть названо «святая святых» храмов Великой Греции.
    Развитие внутреннего пространства храма подкреплялось не менее последовательно осуществленным подъемом пола отдельных помещений и устройством ступеней при переходе от одного из них к другому. Примечательно, что первый и самый значительный подъем с уровня земли на стилобат храма во многих памятниках решался путем устройства лестницы в 8—10 ступеней во всю ширину восточного фасада (храм С в Селинунте, где, правда, это предопределял уклон участка, и Геракла в Акраганте, а в позднейшую эпоху — храмы Е, или Геры, в Селинунте, Геры Лацинии и Деметры в Акраганте), затем следовали 2—3 ступени перед пронаосом или заменяющей его дополнительной колоннадой, еще 2—3 ступени устраивались при входе в само помещение целлы и, наконец, 1—3 ступени непосредственно предшествовали адитону. Так создавалась весьма органичная и, по-видимому, тщательно продуманная система осевого пространственного построения интерьеров, рассчитанная на вполне определенную смену впечатлений, на постепенное усиление чувства таинственности, достигавшего своей кульминации перед последними ступенями и проемом, ведущим в адитон.
    Значение осевого построения и развитие интерьера храмов с востока на запад получило известное отражение и во внешнем облике сицилийских периптеров. Большая насыщенность колоннами восточной стороны не могла оставаться незаметной извне, тем более что храмы ставились либо на возвышенности, либо на открытых пространствах и их колоннада всегда просматривалась на фоне неба, либо на сильно удаленном фоне окружавших городские святилища сооружений. Так нарушалась уравновешенность и равносторонность восприятия всего периптера в целом. Способствовало этому и скульптурно-декоративное убранство храмов, которое сосредоточивалось главным образом на восточном торцовом фасаде (например, скульптурные метопы и терракотовая голова Горгоны на восточном фронтоне храма С в Селинунте).
    Наличие адитона и усложненная разработка восточного портика или появление дополнительного ряда колонн перед входом в целлу выразилось в одном из наиболее существенных отличий сицилийских храмов — в значительной длине их общего объема и целлы. Действительно, если в материковой Греции удлиненные храмы с пропорциями стилобата, равными или близкими к отношению 3 : 8 и с 15 или 16 колоннами по продольным сторонам, встречаются либо еще на стадии деревосырцового строительства (т. е. в VII в. до н. э.; храмы Аполлона в Фермосе и Геры в Олимпии), либо на относительно раннем этапе строительства храмов из камня, возводившихся в тех пунктах, где сила традиции была особенно сильна (вторая половина VI в. до н. э. — храм Аполлона в Коринфе, IV и V храмы Аполлона в Дельфах), то в Сицилии соотношение сторон стилобата от 3 : 7,5 до 3: 8 встречается неоднократно, а число колонн на боковых сторонах периптера доходит до 17 (храмы Аполлона и Зевса Олимпийского в Сиракузах, храмы С и G в Селинунте). Удлиненному птерону соответствует и удлиненная конфигурация целлы, которая еще усиливается тем обстоятельством, что ширина целлы невелика по отношению к общей ширине храма, а обходы за колоннами имеют значительные пролеты. Можно подумать, что колоннады птерона использовались как стои, о которых почти ничего неизвестно в Сицилии. В отдельных случаях ширина целлы немногим превосходит 1/3 общей ширины стилобата (например, в храмах С, D, F и G в Силинунте, в храме Геракла в Акраганте). Боковые портики, так же как и пространство восточного портика, соответствующее по ширине двум пролетам наружной колоннады, по-видимому, перекрывалось деревянными перекрытиями; в таком гиганте, как храм G в Селинунте, где пролет боковых портиков в чистоте составлял 11,3 м, перекрытие возможно было только с помощью стропильных конструкций. Такого рода конструкции, по-видимому, широко применялись в Сицилии и, возможно, были изобретены там ранее, чем в материковой Греции. Быть может их появлению способствовало раннее развитие математики. Во всяком случае их наличие установлено уже в весьма древних постройках, в частности во втором по времени (около 550 г. до н. э.) мегароне в святилище Деметры Мелофоры в Гаджере, имевшем пролет 8,4 м и в сокровищнице Гелоян в Олимпии (около 560 г. до н. э.), пролет которой равнялся около 9,7 м. В постройках же, осуществленных на почве материковой Греции местными мастерами, соединение стропил с потолочной балкой-затяжкой в единый статический треугольник получило распространение лишь в эпоху эллинизма.
    Вытянутые пропорции наоса и разработка стропильных ферм, перекрывавших значительные пролеты, быть может явилась причиной того, что внутренние ряды колонн в целлах храмов Великой Греции встречаются чрезвычайно редко. Если не считать все того же грандиозного храма G в Селинунте, размеры которого дают основание реставраторам предположить, что два ряда внутренних колонн в целле, возможно, были расположены даже в три яруса, в архаическую эпоху можно назвать еще только два известных нам храма с внутренними колоннадами — Аполлона в Сиракузах и I храма Геры (Базилика) в Посейдонии. В классическую эпоху к этому перечню добавляется еще только II храм Геры (Посейдона) в Посейдонии.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню