Жилые дома. Дом рода Мыдларж. Дворцы и замки. Дворец Лобковица, Бельведер - История архитектуры

Поиск
Перейти к контенту

Главное меню:

Жилые дома. Дом рода Мыдларж. Дворцы и замки. Дворец Лобковица, Бельведер

Архитектура Западной Европы XV-XVI веков. Эпоха Возрождения > Архитектура эпохи Возрождения в Западноевропейских странах > Архитектура Чехии
    Декоративное убранство щипцов и аттиков, порталы и сграффитовая роспись фасадов являются тем новым, что внес XVI век в архитектуру чешского городского жилого дома. Такие постройки, как дом рода Мыдларж в городе Хрудим, 1573—1577 гг., с его навеянными архитектурой дворцовых и замковых дворов двухэтажными лоджиями-аркадами, занимающими всю ширину второго и третьего этажей и опирающимися на каменные консоли, были исключением. Обычно композиция жилого дома и в XVI в. повторяла типы, сложившиеся еще в позднеготическую эпоху, как и основные конструктивные элементы жилых зданий — цилиндрические и крестовые своды первых этажей, деревянные потолки следующих этажей, опирающиеся на открытые балки, прямоугольные оконные проемы, иногда разделенные каменным столбиком на две части или даже пересеченные крест-накрест каменным переплетом.
    Прежней оставалась и композиция фасадов, не подчинявшаяся каким-либо каноническим правилам, но правдиво отражавшая планировку здания. Это относится и к домам дворцового типа, как упоминавшиеся уже пражские дворцы Лобковица и панов из Градца, несмотря на то, что они были построены итальянскими архитекторами,— первый Августином Галлом из Масании, а второй — Андреа Авосталисом де Сала. Дворец Лобковица — трехэтажный, Г-образный в плане. Расположение окон подчинено планировке здания, и на торцовом фасаде главного корпуса они не подчинены вертикальным членениям щипца, но сдвинуты по направлению к воротам. Также сдвинуты по направлению ко внутреннему углу и парные окна дворового фасада протяженной части здания. Размеры окон меняются по. высоте в зависимости от характера освещаемых ими помещений. Внизу находятся обычные парные окна; на втором этаже, с его более высокими залами, перекрытыми деревянными кессонированными и расписанными потолками, добавлены маленькие окоцца второго света; наконец, низкие помещения третьего этажа освещаются малыми парными окнами в люнетах карниза.
Хрудим. Дом, 1573—1577 гг.
Хрудим. Дом, 1573—1577 гг.
Прага. Дворец Лобковица (Шварценберга), 1545—1563 гг. Августин Галл
Прага. Дворец Лобковица (Шварценберга), 1545—1563 гг. Августин Галл
   Высокие щипцы не имеют ничего общего с итальянской архитектурой, и обработка окон дворца в виде прямоугольной профилированной рамки больше напоминает о чешской поздней готике, хотя Ренессанс и добавил сюда узенькие фриз и карниз, венчающие наличник. Только обработка стен дворца изображенным в технике сграффито брильянтовым рустом напоминает реальный руст некоторых дворцов Феррары и Болоньи. Дворец Лобковица свидетельствует, что городские дворцы чешской аристократии XVI в., даже возводившиеся иностранными архитекторами, сохранили национальный характер и отличались от современных им жилых домов зажиточных горожан большими размерами и составом помещений.
    Дворцы и замки. Королевские дворцы имеют особое значение для истории чешской архитектуры XV—XVI вв., несмотря на сравнительно малый объем строительства. Лишь в самом конце XV в. пражский королевский дворец перестраивался и расширялся, а в XVI в., при Габсбургах, строились сравнительно небольшие летние дворцы, городские или загородные. Тем не менее эти постройки, возводившиеся, как правило, итальянскими архитекторами, важны как первые для Чехии примеры архитектуры итальянского Возрождения, давшие возможность местным мастерам познакомиться с новыми для них типами зданий и архитектурными формами.
    В пражском королевском дворце при короле Владиславе II выдающийся чешский архитектор Бенедикт (Бенеш) Рейт из Пистова (1451—1534 гг.) пристроил обширный (15x68 м) тронный Владиславов зал, покрытый шестью крестовыми сводами, расчлененными нервюрами. Эти нервюры изгибаются на поверхности сводов по прихотливым кривым и образуют на каждом своде подобие шестилепесткового цветка с такой же сердцевиной. Если в сетчатых сводах пражских построек Петера Парлера расположение нервюр диктовалось и конструктивными и художественными соображениями, то в своде Владиславова зала криволинейные нервюры украшают свод, не принимая участия в его работе, но делают его целостным.
Прага-град. Королевский дворец: Владиславов зал, 1486—1502 гг. Б. Рейт
Прага-град. Королевский дворец: Владиславов зал, 1486—1502 гг. Б. Рейт
    Большие прямоугольные разделенные столбиком окна зала являются по существу позднеготическими, но снаружи Рейт придал столбику, разделяющему окно, вид колонки с базой и капителью, сделал по сторонам такие же пилястры и увенчал их трехчастным антаблементом.
    Одновременно с окончанием Владиславова зала, строившегося с 1486 по 1502 г., Рейт пристроил к нему парадную «рыцарскую лестницу», где нервюры свода не только криволинейны, но и разорваны на части, связанные между собой подобием врубок, что еще более подчеркивает их декоративный смысл. Таковы же нервюры свода зала заседаний сейма в пражском королевском дворце, построенном в 1559—1563 гг. архитектором Бонифацием Вольмут. Но портал «рыцарской лестницы» имеет такой же ренессансный характер, как и портал зала в Людовиковом крыле дворца, фасад которого говорит о сознательном заимствовании не только деталей, но и архитектонической системы итальянского Возрождения, что свойственно последним годам деятельности Рейта.
    Источником ренессансных заимствований для чешской архитектуры времени Ягеллонов была, вероятно, Венгрия, где при короле Матиасе Корвине уже работали итальянские и далматинские архитекторы. При Габсбургах иностранные, главным образом итальянские, архитекторы построили несколько дворцов. Наиболее значительным из них был летний дворец короля Фердинанда I — Бельведер, построенный в новом королевском саду, разбитом неподалеку от пражского Града, за Оленьим валом, в 1538—1563 гг., возможно, архитектором Джованни Спацио при участии скульптора Паоло делла Стелла.
     Расположенный на высокой террасе, двухэтажный, прямоугольный в плане дворец окружен аркадой на ионических колоннах. Колонны поставлены на пьедесталах, вкомпонованных в парапет террасы, а сверх аркады видны стены второго этажа (построенного после пожара 1541 г.) с чередующимися окнами и нишами, покрытого высокой, криволинейного очертания крышей.
Прага. Летний дворец, 1538—1563 гг. Д. Спацио, П. Стелла, Б. Вольмут
Прага. Летний дворец, 1538—1563 гг. Д. Спацио, П. Стелла, Б. Вольмут
    Легкость и изящество пражского Бельведера соответствуют его назначению и местоположению среди сада с главной аллеей, замыкающейся одним из длинных фасадов дворца, перед которым в 1571 г. чешский мастер-литейщик Томас Ярош соорудил изящный «поющий» фонтан. Сад — создание итальянского архитектора Джованни Спацио и художника-садовода Франческо — сначала был невелик, и его партер симметрично членился главной и боковыми аллеями и замыкался стеной с нишами. Позднее сад был расширен немецкими и голландскими художниками: главная аллея была продлена на запад при помощи пергол, а пересечения аллей и дорожек подчеркивались статуями или водоемами.
 
??????.???????
???????@Mail.ru
Copyright 2016. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню